Прп. Никодим Святогорец. Предисловие к «Пидалиону»



Прп. Никодим Святогорец. Предисловие к «Пидалиону» / Том 1. Правила Святых Апостолов / Пидалион / Правила Православной Церкви с толкованиями / преподобный Никодим Святогорец



Православным всей земли, которые будут читать эту книгу, наш благоговейный поклон и во Христе братское целование

Я должен и еллинам и варварам, мудрецам и невеждам (Рим. 1:14)256. Таковы слова, которые возгласил во Христе глаголющий Павел, великий учитель язычников в вере и истине257. Возгласил для того, чтобы этим научить всех тех, которые предпочитают общую пользу ближних, говорить и писать не только на греческом языке, чтобы посредством его приносить пользу одним образованным и мудрым, но и говорить, и писать в то же время и на языке простом, чтобы через него равным образом приносить пользу и тем братьям, кто прост и необразован. Ибо какую пользу, скажи мне, может получить какой-нибудь простец от чтения книги, [которая] только на греческом? Не покажется ли ему чужестранцем написавший эту книгу и, наоборот, сам он не покажется ли автору чужестранцем? И оба они вместе не будут ли говорить на ветер? Но если я говорит тот же Павел, обличая коринфян за то, что они похвалялись получением дара говорить на языках и не просили в то же время получить и дар истолковывать их для других и, следовательно, назидать Церковь, – не разумею значения слов, то я для говорящего чужестранец, и говорящий для меня чужестранец (1Кор. 14:11). И тогда как эллин и мудрый от греческого языка получают пользу, брат простой и немудрый не назидается.

Поэтому и мы, последуя этому апостольскому учению, пожелали с помощью настоящей книги принести пользу одновременно как образованным и мудрым, так и простым и немудрым. Первым – греческим текстом божественных и священных правил: апостольских, соборных и принадлежащих отдельным святым отцам, а вторым – толкованием и объяснением этих самых правил, изложенным на простом языке[258]. И наоборот, образованным и мудрым мы пожелали принести пользу толкованием, предложив им объяснение тех мест, которые вызывали недоумения у древних мудрецов при чтении правил и которые не всеми могут быть с легкостью поняты; а простецам – греческим [текстом правил], побуждая их иметь к ним подобающее уважение и не считать их порождениями нашей утробы. И тем, и другим мы дарим такую книгу, которую было трудно найти из-за ее малого тиража и еще труднее приобрести из-за высокой стоимости259. Это стало первой и главной причиной, которая подвигла нас, братья, приступить к делу издания настоящей книги.

Была еще и другая, более частная, причина: невыносимо было нам, возлюбленные, видеть, что у многих духовников в большинстве непригодных рукописей номоканонов эти божественные и священные правила раздроблены на части, испорчены, имеют неверные надписания, одни правила приводятся вместо других, а объяснения толкователей приняты собственно за правила. И что хуже всего, эти объяснения в номоканонах испорчены, неправильно толкуются и учат как-то странно и ошибочно. Что родилось от этого? Плод, вне всякого сомнения, смертоносный и причиняющий душевную погибель как духовникам, дурно исправляющим [согрешивших], так и дурно исправляемым ими грешникам. Ведь, по общеизвестной пословице, кривая мера (κανών) кривым делает и отмеряемое (κανονιζόμενα). Поэтому мы, чтобы оздоровить эти смертоносные потоки, из которых братья наши напаивались, по пророку, питием мутным (Авв. 2:15), постарались востечь к первоначальным источникам и оттуда почерпнуть сладчайшей, чистой и живоносной воды. А именно, выражаюсь яснее, постарались мы отыскать книги священных «Пандект»260 и не только переписать оттуда слово в слово полный и неповрежденный греческий текст божественных правил, но и перевести на более простой язык истинные греческие толкования подлинных и Церковью признанных толкователей божественных и священных правил. Прежде всего мы в большинстве случаев почти к каждому правилу перевели толкования занимающего первое место дивного и знаменитого Иоанна Зонары[261], затем – Феодора Вальсамона[262], редко – Алексея Аристина[263] часто – анонимного автораряду с толкованием мы постарались сбоку[264] и других[265].

Наряду с толкованием мы постарались сбоку от каждого изъясняемого правила указать греческими буквами и номера266 всех тех правил, которые хоть сколько-то соответствуют самому толкуемому правилу. Не удовольствовавшись и этим, мы не пожалели труда и позаботились каждое из этих параллельных и согласующихся правил изложить вкратце под переводом основного правила, передавая таким образом в сжатом виде заключающийся в них смысл. Ведь читатель, если не увидит каждого правила на своем месте, из одного номера ничего не понимает, но должен часто перелистывать книгу и отыскивать место, где находятся отмеченные правила. А кто не признает это тягостным и доставляющим многое беспокойство? Поэтому мы пожелали отдельно взять на себя и этот труд. Если такое согласование с указанием содержания правил в каком-то отношении и кажется излишним, поскольку повторяет одно и то же, – это все же необходимо ради удобства читающих. Для читателя несравненно легче все согласующиеся правила иметь вкратце сведенными вместе, чтобы с первого взгляда видеть, в чем их согласие и различие, – вместо того, чтобы перелистывать столько страниц в поисках 6-го правила, или 8-го, или, скажем, 10-го; найдя одно, забывать другое – и так постоянно утомлять себя, пытаясь разобраться в их путанице.

Итак, если многие номоканоны располагают священные правила по темам для краткости и легкости запоминания (каковы номоканоны Матфея Властаря267, Фотия и других, то и этот сборник канонов не лишен такого достоинства. Ведь почти каждое правило, имеющее указатель, посвящено отдельной теме. Всегда или по большей части к правилам, первым по порядку, указатель составляется из последующих, а последующие ссылаются на первые. Изредка, впрочем, в последующих правилах отменяются предыдущие.

А чтобы указатель был полным, мы собрали правила и прочих отцов, не утвержденные никаким Вселенским Собором, имею в виду правила св. Никифора[268], Николая, патриарха Константинопольского[269], Иоанна Китрского270 [271], Никиты[272] и Петра диакона и хартофилакса Великой церкви273 [274], правила Постника (каковые мы поместили на греческом языке отдельно в конце правил по причине, о которой говорим там), и включили их в указатель. Однако мы не отметили на внешних полях их номеров. Эту привилегию мы предоставили только тем правилам, которые утверждены VI Вселенским Собором275, а, следовательно, имеют силу правил Вселенских соборов: именно их толкователи и Церковь принимают как общецерковные и истолковывают.

Хорошо изучив не только их, но и постановления и законы императоров, в особенности Юстиниана, «Дигесты»[276], «Кодексы»[277], «Институции»[278], «Новеллы»[279] и, проще сказать, гражданские законы, – мы и из них выбрали все, что оказалось или в каком-то отношении согласным со священными правилами, или восполняющим их. Всё же противоположное правилам мы признали недействительным, как это и сами гражданские законы постановляют[280].

Наконец, мы постарались обогатить книгу и различными филологическими примечаниями, которые способствуют или большей ясности толкования, или согласованию кажущихся противоположными правил или каким-то иным образом приносят пользу, – чтобы с помощью всего этого сделать книгу желанной и привлекательной для всех.

Итак, предлагаемая нами братиям духовная трапеза не столь скудна и однообразна, чтобы вызвать отвращение и пресыщение у тех, кто в ней участвует, но столь разнообразна и во всем полезна, чтобы доставлять одновременно и удовольствие, и пользу. Эллин281 и не пытливый читает только греческий текст правил и тем довольствуется. Простой и нелюбознательный читает одно толкование, и ему этого хватает. Пытливый читает еще и указатель и обретает покой. Пытливый и весьма трудолюбивый читает еще и примечание и услаждается.

В конце священных правил мы прибавили и «Учение о родстве» как необходимое[282].

Поскольку толкование священных правил в высшей степени необходимо для общего спасения всех христиан, то сейчас после всего сказанного пора мне возгласить оное пророчество Варуха: Вот книга заповедей Божиих и закон, пребывающий вовек (Вар. 4:1). Эта книга – святое Писание после Святых Писаний, Завет после Ветхого и Нового Заветов; вторые боговдохновенные словеса после первых и боговдохновенных словес. Она – вечные пределы, которые положили отцы наши283, и законы, пребывающие во век и превосходящие все гражданские и императорские законы Дигест, Институций, Кодексов и новелл. Ибо эти последние просто изданы императорами, тогда как священные правила, как мы сказали, установлены Вселенскими и Поместными Соборами по действию Святого Духа, а императорами утверждены. Эта книга поистине, как мы ее и назвали, кормило (Πηδάλιον) Кафолической Церкви, при помощи которого Церковь управляется и находящихся в ней матросов и пассажиров, то есть священство и мирян, в безопасности переправляет к тихой гавани Горнего Царствия. Она есть и плод, и результат, и цель, ради которой столь многие императоры несли издержки и усердно трудились, столь многие патриархи проливали пот, столь многие богоносные и духоносные архиереи съезжались с концов вселенной (хотя часто они были и старыми, и немощными), составляли Соборы, как Вселенские, так и Поместные, и столько лет изнуряли себя трудами.

Покажу все это на примере. Вседетельная Святая Троица, сотворив этот первый и вещественный мир, привела его в гармонию с помощью различных естественных правил (κανόνας), вложенных в стихии. Благодаря этим правилам сохраняется порядок, а благодаря порядку – единство всего, и бывает, по словам Орфея, все творение единой музыкальной симфонией, которая исполняется с помощью разных правил, словно с помощью неких разнообразных и многосложных звуков. Таким же образом та же Троица, устроив и второй этот умопостигаемый мир Кафолической Церкви, связала его и скрепила посредством священных и божественных правил. От них рождается благочиние патриархов, согласие архиереев, благонравие иереев, благоприличие диаконов, достопочтенность клириков, благоустроение монахов, познания духовных отцов, необходимые ради исправления [грешников], почтение к императорам, являющееся долгом для всех, и вообще у всех христиан рождается подобающее христианам поведение и устроение. И, говоря в общем, благодаря этим священным правилам земная церковная иерархия становится подобием и отпечатком иерархии небесной. Обе эти иерархии вместе делаются одной, слагаясь в единую мелодию, гармонично исполняемую на всех струнах. Изыми правила (κανόνας), вложенные в стихии, из материального творения, и тотчас же разрушится порядок, а по разрушении порядка все мироздание погибнет. Изыми и эти священные правила (κανόνες) из Церкви, и тотчас же следом вторгнется бесчиние, а из-за бесчиния погибнет все ее священное благолепие.

Обратись, Иаков, и возьми ее... (Вар. 4:2). Обратитесь, патриархи, архиереи, иереи, клирики, монахи и все прочие духовные отцы и братья во Христе, и возьмитесь за эту книгу обеими руками[284]Ходите при сиянии света ее (см. Вар. 4:2), чтобы просветиться вечным светом знания. Возрадуйтесь о словесах ее больше, чем те, которые находят большую добычу (см. Пс. 118:162). Ибо словеса ее чисты, серебро расплавленное, испытанное в земле, семикратно очищенное (Пс. 11:7) – или суждением семи Вселенских Соборов, или множество раз Соборами Поместными и отдельными отцами, так как число семь Писание часто употребляет вместо «много раз». А взявшись, будьте не только читателями и слушателями этих божественных законов, но и исполнителями – потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут285, – чтобы не послужило к смерти нарушение этих правил, ведущих к жизни, если их соблюдают.

Прибавлю же и следующее изречение Варуха: Счастливы мы, Израиль, потому что нам известно то, что благоугодно Богу286. Вы счастливы, братья христиане, потому что через эту книгу вы удостоились познать благоугодные Богу отеческие и соборные повеления. Божественный Давид сказал, что после многих молний и смятений показались источники вод и открылись основания вселенной: И умножил молнии и привел их в смятение, и явились источники вод, и открылись основания вселенной (Пс. 17:15–16). Эти слова можно с большим удобством аллегорически истолковывать в отношении предмета нашей речи. Во-первых, после того как Господь умножил святые Соборы, словно некие молнии, и ими привел в смятение и погубил зломысленных еретиков, явились эти источники духовных и животочных вод и открылись эти умопостигаемые основания вселенной, то есть Кафолической Церкви. Во-вторых, сначала божественные Соборы собирались ради ниспровержения нечестивых ересей; но, собравшись, они выносили постановления и о христианской жизни, назовет ли кто их небесными источниками, так как они напояют все лицо Церкви, или духовными основаниями, на которых созидается всякое христианское здание. Но тогда они явились и открылись, однажды придя в бытие. Сейчас же явились и открылись, как мы сказали, через толкование на более простом языке и еще больше – с помощью издания в печати.

Кто же помог тому, чтобы это великое благо, эта нужнейшая и многополезнейшая книга была отдана в печать? Преподобнейшие отцы Святой Горы Афон, в святых монастырях, скитах и келиях упражняющиеся в монашеском житии, вместе с оказавшимися на Святой Горе святыми архиереями и некоторыми другими христолюбцами. Эти поистине благословенные помимо прочих добрых дел – ведь они любезно принимают странников и всячески милуют нищих братьев – [совершили и это]: услышав об этой книге, что она необходима и в высшей степени полезна для всего рода православных христиан, все изъявили усердное желание и каждый по своей силе и произволению внесли деньги, потраченные на ее издание, чтобы этим оказать помощь и напитать братьев духовно, как кормят их и телесно. Ведь если, по Григорию Богослову, «слово Божие – хлеб ангельский, которым питаются души, алчущие Бога»287, то этой помощью они исполнят заповедь царицы всех добродетелей – любви. Поскольку же, опять согласно Богослову, «любовь – вещь чистая и воистину достойная Бога, дело же ее – раздаяние»288, то они двумя этими [деланиями] вместе исполняют дело облаков. Как облака берут из водной стихии легкие испарения и возвращают их, изливая обратно изобильным дождем, так и они, принимая телесную милостыню от христиан, возвращают ее им через милостыню духовную, то есть через напечатание настоящей душеполезнейшей книги, [милостыню] настолько высшую и лучшую, насколько душа лучше и выше тела. Воистину достохвальна их ревность и по справедливости да будет возвещаться во век века! Воистину братолюбное желание! Воистину богоугодное подаяние – и тем паче, что подано не от избытка, но в большинстве случаев от лишения[289]. Поэтому и они по достоинству услышат от Господа то, что услышала вдова, которая от скудости своей бросила в сокровищницу в дары Богу: Истинно говорю вам, что эта бедная вдова больше всех положила; ибо все те от избытка своего положили в дар Богу, а она от скудости (Лк. 21:3–4).

Итак, примите простертыми дланями эту многополезную и многоценную книгу; примите, все Церкви Христовы, это необходимое писание, следующее сразу после Святых Писаний. И ты, о народ, невежда и младенец, сидевший прежде во тьме неведения священных правил, увидь этот великий свет познания и просветись (см. Ис. 9:2Мф. 4:16), ибо, говорит Давид, уяснение слов Твоих просвещает и вразумляет младенцев (Пс. 118:130). И, соделывая с ее помощью свое спасение, благодарите непрестанно и прославляйте Бога, по благодати Своей ставшего для вас источником такого блага. А воздевая к Нему в молитве руки, помолитесь за потрудившихся и делом, и словом, и передачей книг, и [их] перепиской, и наблюдением за публикацией, и иным образом участвовавших в работе над этой книгой. Прежде же всех, и во всех, и после всех помолитесь за издавших ее в печати преподобнейших отцов и прочих благочестивых [людей], чтобы они, пройдя через бурное волнение жизни в тишине, любви, согласии и множестве других добродетелей, тихо достигли гавани горнего Царствия и улучили вожделенное спасение. При сем желаем здравствовать.[290]

Предисловие о священных правилах вообще.

Что такое правило?

«Пра́вило» (κανών), как говорит Зонара в толковании 39-го послания Афанасия Великого, в собственном смысле слова означает деревянный брусок, обыкновенно называемый «прави́ло» (πῆχυς). Ремесленники пользуются им для того, чтобы делать ровными дерево или камни, которые они обрабатывают: они прикладывают прави́ло к обрабатываемому материалу и, если он оказывается искривленным вовнутрь или наружу, выравнивают его и выпрямляют291. А отсюда, в переносном смысле, правилами называются решения и постановления как апостолов, так и Вселенских и Поместных Соборов и отдельных святых отцов, которые содержатся в настоящей книге. Вот почему и они, как прямые и ровные прави́ла, удаляют от священнослужителей, клириков и мирян всякое бесчиние и испорченность нравов и доставляют им всякое благочиние и правильность церковного и христианского устроения и добродетели[292].

О том, что божественные правила следует всем соблюдать неукоснительно: не соблюдающие подвергаются тяжким епитимиям

«Вот что, о епископы, пусть будет установлено нами для вас о правилах! Если вы пребудете в них, то спасетесь и обретете мир, а если выйдете из послушания им, то подвергнетесь наказанию и будете непрестанно враждовать друг с другом, получая подобающее воздаяние за свое непослушание» (апостолы в послесловии правил293).

«Мы почли правым соблюдать правила, изложенные святыми отцами на каждом Соборе вплоть до нынешнего времени» (IV Всел. 1).

«Признал сей святой Собор294 и то, чтобы отныне, для исцеления душ и врачевания страстей, пребывали твердыми и ненарушимыми 85 правил, принятые и утвержденные бывшими прежде нас святыми и блаженными отцами и переданные нам под именем правил святых славных апостолов», а также правила четырех Вселенских соборов, перечисленных по названиям их, правила Поместных соборов по названиям и правила отдельных отцов – поименно. «И никому да не будет позволено вышеуказанные правила искажать или отменять.

Если же кто будет уличен в том, что изменяет какое-либо правило из вышеуказанных или пытается его отвергать, то будет повинен против этого правила и понесет епитимию, какую оно назначает, и через то, в чем преткнулся, получит исцеление» (VI Всел. 2).

«Мы с радостью, подобной той, которой радовался бы кто, если бы нашел большую добычу295, с любовью принимаем божественные правила и храним в целости и без изменений их повеления, изложенные трубами Духа, всехвальными апостолами, а также святыми Вселенскими Соборами и Соборами, собиравшимися поместно... и святыми отцами нашими... И тех, кого они предают анафеме, и мы анафематствуем; тех, кого извержению, – и мы извергаем; тех, кого отлучению, – и мы отлучаем. А тех, кого они подвергают епитимии, и мы равным образом подвергаем» (VII Всел. 1).

«Постановляем, чтобы церковные правила, изложенные или утвержденные четырьмя святыми Соборами, то есть Никейским, Константинопольским, первым Ефесским и Халкидонским, имели силу законов» (131-я новелла Юстиниана).

«Итак, мы постановляем, чтобы церковные правила, изложенные или утвержденные семью святыми Соборами, имели силу законов (по Вальсамону, слово «утвержденные» указывает на те правила Поместных Соборов и отдельных отцов, которые утверждены Вселенскими Соборами). Ибо мы принимаем постановления вышеназванных святых Соборов наравне с Божественными Писаниями и соблюдаем правила как законы» (Василики. Кн. 5, тит. 3, гл. 2; Фотий Тит. 1, гл. 2296).

3-е постановление 2-го титула новелл требует «соблюдать правила семи Соборов и хранить их догматы наравне с Божественными Писаниями» (Фотий Тит. 1, гл. 2297).

Лев Мудрый (Василики. Кн. 5, Тит. 3, гл. 2) говорит: «Принимаю семь святых Вселенских соборов как святое Евангелие».

«Святыми отцами было определено, что необходимо и после смерти предавать анафеме тех, которые погрешили против веры или правил» (V Вселенский Собор в послании Юстиниана, с. 392.) Смотри, как страшно это слово, любезный друг!

«Тем, кто пренебрегает священными и божественными правилами наших святых отцов, которые и утверждают Святую Церковь, и, украшая все христианское жительство, путеводствуют к божественному благоговению, – анафема» (Деяния Собора в Константинополе при Константине Багрянородном, т. е. «Томос единения»). См. «Синодикон», Т. 2 С. 977.

О том, что божественные правила имеют бо́льшую силу, чем императорские законы

В 4-м деянии IV Вселенского Собора написано: «Славнейшие сановники сказали: “Божественнейшему владыке вселенной (то есть Маркиану) было угодно производить дела преподобнейших епископов не по императорским указам или прагматическим постановлениям, но по правилам, которые были законоположены святыми отцами”. Собор ответил: “Против правил прагматическое постановление не возымеет никакой силы. Пусть господствуют правила отцов”. И вновь: “Мы просим, чтобы прагматические постановления, принятые кем угодно в ущерб правилам в любой митрополичьей области, были безоговорочно упразднены, а во всем господствовали правила... все мы говорим то же. Все прагматические санкции упразднятся. Да господствуют правила. По решению святого Собора и во всех остальных митрополичьих областях пусть имеет силу то, что содержится в правилах”».

«Если же кто-нибудь представит постановление, противоречащее тому, что определено ныне, то, как решил весь святой Вселенский собор, оно будет недействительным» (III Всел. 8).

«Прагматические постановления, противные правилам, недействительны» (Василики. Кн. 1, Тит. 2, постановление 12; Фотий. Тит. 1, гл. 2298).

«Ибо они, то есть правила, изложенные и утвержденные императорами и святыми отцами, приемлются как Божественные Писания. А законы были приняты или составлены только императорами, и потому они не имеют превосходства ни над Божественными Писаниями, ни над правилами» (толкование Вальсамона на вышеуказанную 2-ю гл. Фотия)299.

«Не говори мне о законах внешних, поскольку и мытарь исполняет внешний закон, но все-таки подвергается наказанию» (Златоуст. Беседа 57 на Евангелие от Матфея)300, и еще: «Цари издают законы часто и не все с пользой» (Беседа 16 о статуях)301.

Однако Властарь говорит: «Большое значение (то есть помощь. – Авт.) божественным правилам доставляют любоблагочестивые законы: с одной стороны, согласуясь с ними, с другой – восполняя то, что ими где-то опущено (гл. 5 буквы «К»)302.

О том, что божественные правила имеют бо́льшую силу, чем уставы (в том случае, когда последние им противоречат), особенно если речь идет о частных и местных уставах

Властарь говорит: «Из 131-й новеллы Юстиниана ты можешь узнать, что уставы, которые устанавливают в монастырях ктиторы, должно принимать, если они ни в каком отношении не противоречат правилам» (гл. 15 буквы «М»)303.

Двустишия на священные правила, написанные элегическим дистихом

* * *

Видимый мир созидая в порядке и строгом, и стройном,

Троица правила всем мира стихиям дала.

* * *

Правила эти хранят нерушимость великого мира,

Строй Богозданных стихий, благозаконье во всем.

* * *

Узами правил священных скрепила и мир христианский

Троица, присно храня любящих имя Христа.

* * *

Царствует в мире гармония права священного ныне,

И отсечен навсегда грех и лукавство его.

* * *

Мудрости, Духом внушенной, любитель! Прииди и примешь

То, чего жаждал и ждал, – правил Божественных свод.

* * *

Ямбическое двустишие на книгу

Кормило управляет кораблем любым,

А книга эта правит всею Церковью.

* * *

Тем, которые поступают по сему правилу,

мир им и милость (Гал. 6:16)

Из св. Григория Богослова

«Если всякому, сколько бы кто ни был груб и невежествен, непростительно не знать какого-либо римского закона и если нет такого закона, который бы покрывал сделанное по неведению, то не странно ли тем, кто тайноводствуют ко спасению, не знать начал спасения, хотя бы они во всем другом были и очень просты и неглубокого ума?» (Слово Афанасию Великому)304.

Из Златоуста

«Я услышал и не исполнил... Разве ты не исполнил? Ты осудил себя самого: ты соблюл половину, если, не исполнив, сказал: “Я не соблюл”. Ибо осудивший себя самого за несоблюдение стремится к соблюдению» (Слово 4 о покаянии, Итонское издание Т. 6 с. 785.)305.

Из св. Кирилла Александрийского

«Итак, давайте послушаем – мы, которые пренебрегаем чтением Писаний, – какой мы терпим [от этого] вред, какую нужду. Ведь никогда не достичь нам своими делами святости жизни, если мы даже не знаем законов, по которым следует жительствовать» (см. в собрании толкований на Евангелие от Матфея, гл. 13, ст. 52, изъяснение выражения Поэтому всякий книжник…– и прочее)306.

Из св. Максима

«Много нас, говорящих, но мало делающих. Никто не должен искажать слово Божие в угоду своему нерадению, но лучше исповедать свою немощь и не скрывать истины Божией, чтобы вместе с преступлением заповедей нам не стать виновными еще и в неправильном толковании слова Божия» (Четвертая сотница глав о любви, гл. 85. См. «Добротолюбие» с. 329)307.

* * *

256

 Здесь и далее ссылки на цитаты из Св. Писания, указанные в греческом издании Пидалиона, приводятся в тексте, а ссылки, добавленные при переводе на русский язык, в подстрочных примечаниях.

257

 1Тим. 2:7.

[258]

 Отсюда видно, сколь хладно, сколь вздорно, сколь неразумно утверждение некоторых (Не называя имен, прп. Никодим указывает на митр. Ларисского Мелетия и митр. Герасима (ставшего впоследствии патриархом Константинопольским, 1794–1797 гг.), которые отвергали саму идею перевода канонов на простой язык, находясь таким образом в оппозиции прп. Никодиму и препятствуя изданию рукописи «Пидалиона».) о том, что не нужно переводить божественные правила на простой язык. Да что же такое ты говоришь, человек, утверждающий это, кто бы ты ни был? Божественные и священные правила переведены на арабский, сирийский, эфиопский и истолкованы на латинском, итальянском, славянском, английском: почти в каждом народе из числа тех, кто называют себя христианами, есть эти священные правила в переводе на местный язык. А на земле православных восточных греков и Соборы созывались, и отцы, составившие правила, процвели, и толкователи их возросли... Так справедливо ли, чтобы только этот народ терпел лишение и не имел божественных правил в переводе на собственный язык? И если раньше наш народ понимал эти правила на древнегреческом языке, поскольку знал древнегреческий, то почему тот же самый народ не должен и сейчас читать правила на простом языке, когда, за редким исключением, люди знают только простой язык? Умолкни же, о человек!

259

 Предложение переведено буквально. И. Никольский перевел его так: «Таким образом мы тех и других обогащаем одной книгой, мы собрали и предлагаем здесь в одной книге то, что содержится в разных книгах, которые с трудом можно найти по малочисленности печатных экземпляров и еще труднее приобрести каждому для себя по дороговизне их» (Никольский 1888. С. 12; курсив наш). Следует отметить как вставку («мы собрали...»), так и то, что в этом переводе сказанное о труднодоступности относится не к Пидалиону, а к его источникам («разным книгам»). Подобный перевод лучше соответствует контексту (см. далее упоминания авторов Пидалиона о собирании правового материала из разных изданий и рукописей), но грамматически вряд ли оправдан. С другой стороны, митрополит Павел (Меневисоглу) высказал предположение, что «одной книгой» авторы «Пидалиона» назвали здесь «Пандекты» Г. Беверегия, представляя, тем самым, свой труд как новогреческую версию Беверегия (Μενεβίσογλου 2003. Σ. 726. Σημ. 8). Однако эта гипотеза, оправдывающая буквальный перевод предложения, плохо согласуется с тем, что «Пандекты» Беверегия впервые упомянуты в предисловии не здесь, а ниже (см. примеч. 8), и названы не книгой, а «книгами» (τὰ βιβλία).

260

 Под «Пандектами» в «Пидалионе» понимается свод греческих источников канонического права, изданный англиканским ученым (священником, впоследствии епископом) Г. Беверегием: Συνοδικόν, sive Pandectae canonum ss. Apostolorum et Conciliorum ab ecclesia graeca receptorum, nec non canonicarum ss. Patrum epistolarum... / Ed. G. Beveregius. T. 1–2. Oxonii, 1672. В 1-м томе помещены апостольские правила и правила Вселенских и Поместных соборов с толкованиями Аристина, Зонары и Вальсамона, а также арабский перевод канонов первых четырех Вселенских соборов. Во 2-м томе находятся святоотеческие правила с толкованиями указанных канонистов и «Алфавитная синтагма» Матфея Властаря; в приложении содержатся комментарии Беверегия к канонам. Этим изданием пользовались не только на Западе, но и на православном Востоке.

[261]

 Расцвет деятельности Иоанна Зонары приходится на время Алексея Комнина, около 1118 г. по P X. Вначале он был великим друнгарием виглы (великий друнгарий виглы первоначально был командующим дворцовой гвардией; с начала IX в. так стала называться должность председателя императорского суда) и протасикритом (протасикрит (буквально – «первый секретарь») являлся главой императорской канцелярии) потом стал монахом, как говорят, в монастыре св. Гликерии и, будучи побужден некоторыми, как сам он рассказывает об этом в предисловии к правилам (Ράλλης, Ποτλής. T. 2. Σ. 2), он наимудрейшим и наилучшим образом, по сравнению со всеми бывшими после него толкователями, изъяснил божественные и священные правила святых и всехвальных апостолов, семи Вселенских соборов и всех наших святых отцов, как свидетельствует о нем некий анонимный автор у Льва Алляция. Слог его ясен и вместе с тем изящен. Позднее за его толкованиями во многом точь-в-точь последовал Вальсамон, вплоть до того, что он не только передает в собственных толкованиях их смысл, но и употребляет по большей части те же самые слова и обороты, что и Зонара. Во многих местах Вальсамон именует Зонару изумительнейшим, особенно же в толковании послания Афанасия Великого к Аммуну (Ibid. T. 4. Σ. 76; PG 138, 552A). Подобным образом и Властарь именует его превосходным (Matth. Blast. Synt. E, 11 // Ράλλης, Ποτλής. T. 6. Σ. 256; PG 144, 1280В), а аноним у Алляция называет Зонару дивным. Однако толкования его сохранились не все: в «Пандектах» отсутствуют какие-либо толкования Зонары на правила Григория Нисского, Тимофея, Феофила, Кирилла. Наряду с толкованиями правил Зонара написал общую историю от создания мира до царствования Алексея Комнина, а также составил пространное толкование на воскресные каноны Дамаскина, находящиеся в Октоихе.

[262]

 Феодор Вальсамон жил в царствование Мануила Комнина и в патриаршество Михаила Анхиала, который был еще и ипатом философов (Ипатом (буквально – «главой») философов назывался руководитель философской школы в Константинополе.) в конце XII в., по времени позднее Зонары и Аристина. Он был диаконом Великой церкви, номофилаксом (В позднее время чиновник, отвечавший за административное взаимодействие Церкви и государства. – Ред.), хартофилаксом (В данном случае секретарь и ближайший помощник патриарха Константинопольского. – Ред.), и протом Влахерн. 

В 1203 г., в царствование Исаака Ангела и в патриаршество Георгия Ксифилина, он написал канонические ответы Марку Александрийскому.

После того как Константинополь был захвачен венецианцами, в 1204 г. он был хиротонисан в патриарха Антиохийского и составил эпиграммы (под эпиграммой здесь подразумевается лаконичная и меткая характеристика) на упомянутого Георгия Ксифилина.

Итак, он, еще будучи диаконом (как он сам говорит об этом в предисловии к «Номоканону») (Ράλλης. Ποτλής. T. 1. Σ. 31; PG 104, 976Α), по повелению императора Мануила Комнина и убеждению патриарха Михаила написал схолии на кратко изложенные Фотием 14 титулов императорских законов, иначе говоря – на «Номоканон» (Знаменитый и исторически важный церковно-правовой сборник Византии. До начала XIX в. общепринято было приписывать составление этого сборника св. патриарху Фотию. В настоящее время между учеными существует разногласие относительно атрибуции этого текста.), святейшего Фотия, а на все божественные правила апостольские, соборные и отеческие сделал обширнейшие и многострочные толкования, сохранившиеся доныне. Его толкования обыкновенно состоят из двух частей, а первой повторяются толкования Зонары, не только по смыслу, но и дословно, вторая часть его толкований – это гражданские законы, патриаршие определения и императорские новеллы.

О толкованиях этого мужа, удачны они или нет, мы сами не говорим, ради уважения к нему, хотя часто его поправляем в тех случаях, когда он уклоняется от истины и противоречит сам себе. Но пусть вместо нас свидетельствует муж мудрый Иоанн Китрский, который так пишет (Греко-римское право. С. 333) (Здесь и далее имеется в виду издание памятников византийского права, подготовленное немецким историком и юристом И. Леунклавием и опубликованное после его смерти М. Фрехером: Leunclavius I. Juris graeco-romani tarn canonici quam civilis... (= Греко-римское право, как каноническое, так и гражданское) / Ed. М. Freherus. Т. 1–2. Francofurti, 1596. Ряд документов из издания И. Леунклавия воспроизведен в 4-м и 5-м т. «Афинской синтагмы» (Г. Ράλλης, М. Ποτλής. Σύνταγμα τῶν θείῶν καὶ ἰερῶν κανόνων. Ἀθήνῃσιν, 1852–1859 (г1993). Τ. 1–6), а также в «Патрологии» Ж.-П. Миня (PG 119, 725C–1300D).) к Константину Кавасиле Диррахийскому о Вальсамоне: «Этот священный муж, патриарх Антиохийский, старался проникать в точный смысл определений законов и правил. Однако его сочинения по вопросам каноническим и гражданским не всегда оказываются точными. По-видимому, от забывчивости и недосмотра в них допускаются странности, а где-то можно встретить и противоречия. Еще при его жизни я слышал в Константинополе многих знатоков закона, которые опровергали некоторые из высказанных тем мужем суждений как несправедливо изложенные им и в толкованиях правил и законов, и в прочих сочинениях подобного рода» (Ioan. Citr. Respons. 15 // Ράλλης, Ποτλής. Τ. 5. Σ. 418; PG 119, 981BC.)

Кратко сказать, Вальсамон в сравнении с Зонарой – как несовершеннолетний отрок в сравнении со зрелым мужем. Впрочем, и патриарх Филофей в слове против анафематизмов Арменопула (Ράλλης, Ποτλής. Τ. 5. Σ. 128; PG 119, 896C.) (Греко-римское право. С. 288), и св. Марк Эфесский в «Томосе любви» (Сборник документов и трактатов антикатолической направленности, изданный Досифеем II Нотарой, патриархом Иерусалимским (1669–1707). Здесь и в следующей ссылке авторы «Пидалиона» указывают страницы этого сборника по 1-му изданию: Τόμος ἀγάπης κατὰ λατίνων / Συλλεγε'ις καὶ τυποθεὶς παρὰ πατρ. Ἰεροσολύμων Δοσίθεον. [Γιάσσιῳ,] 1698.) (с. 264).) называют его мудрейшим в законах и правилах.

263

Алексей Аристин также жил во времена императора Мануила Комнина – позднее Зонары, но немного раньше Вальсамона, около 1166 г. по P. X. Став диаконом и номофилаксом Великой церкви, он составил краткое изложение (ἐπιτομή) всех священных правил, которое еще называется «Номоканоном».

264

Анонимный толкователь. О том, что им был не Аристин и что аноним жил позднее, свидетельствует сказанное им самим в толковании на правило Апост. 75 о кратком изложении Аристина: «Составивший сокращение настоящего правила неверно его понял» (Ράλλης, Ποτλής. Τ. 2. Σ. 97; PG 137.129Α), и в толковании на Анкир. 19: «Сделавший сокращение настоящего правила опустил находящееся в пространном тексте отлучение, налагаемое на того, кто нарушил обет девства, и равное отлучению второбрачных» (Ibid. Τ. 3. Σ. 61; PG 137,1184Α.). Поэтому я и удивляюсь, как Досифей и др. предположили, что анонимный толкователь – это сам Аристин. Некоторые же говорят, что это был Симеон Магистр и Логофет. Итак, анонимный толкователь также составил толкования на священные правила вплоть до 84-го правила Василия Велик., в большинстве случаев более краткие, чем толкования Зонары и Вальсамона, где-то – более обширные, но, во всяком случае, более обширные, чем у Аристина.

[265]

 Кроме того, кое-где мы сделали выборку и из «Номоканона» мудреца среди иеромонахов Матфея Властаря, расцвет деятельности которого приходится приблизительно на 1335 г., – в своих толкованиях он следовал Зонаре, а особенно Вальсамону; из Иосифа Египетского, который сделал парафраз и толкование правил на арабском языке (он был рукоположен во пресвитера и особенно плодотворно трудился около 1398 г.); из «Номоканонов» Иоанна Антиохийского и Иоанна Схоластика. Иоанн Схоластик вначале был пресвитером в Антиохии, а потом, по словам Зонары (Досифей. Двенадцатикнижие. C. 514) (Здесь и далее под «Двенадцатикнижием» Досифея имеется в виду труд Досифея Нотары «История Иерусалимских патриархов» (в 12 кн.). Авторы «Пидалиона» цитируют «Историю» по 1-му изданию: Δοσίθεος, πατρ. Ἰεροσολύμων. Ἰστορία περὶ τῶν ἐν Ἰεροσολύμοις πατριαρχευσόντων.../ Ἐκδ. ὑπὸ πατρ. Ίεροσολύμων Χροσάνθος. Βουκουρεστίῳ, 1715), стал апокрисиарием (Церковно-дипломатическая должность: постоянный представитель патриарха при императорском дворе. – Ред.Анастасия Антиохийского в Константинополе, Юстиниан поставил его патриархом Константинополя после изгнания патриарха Евтихия. Память его как святого празднуется по Минее 21 февраля. По словам Досифея, его различают с Иоанном Антиохийским, а по мнению других, это одно и то же лицо. Ведь Иоанна Схоластика также называли и «Антиохийцем», поскольку он был, как мы сказали, пресвитером в Антиохии.

И мы, в свой черед, сделали не один только дословный перевод, как могли бы счесть некоторые, но восполнили недостающее у толкователей, прояснили неясное, исправили противоречивое и удалили излишнее. И если мы где-то вносим свою скромную долю в толкование – любители книжности узнают об этом, сопоставив греческий текст правила с изложением его на простом языке.

266

 В древнегреческом языке, как и в церковно-славянском, вместо цифр использовались буквы алфавита. – Ред.

267

 Имеется в виду «Алфавитная синтагма» Властаря.

[268]

 В «Синодиконе» (Здесь и далее под «Синодиконом» подразумевается двухтомное издание канонов, подготовленное местоблюстителем Филадельфии Спиридоном (Милиасом) и вышедшее в 1761–1762 гт. в Париже (возможно, что фактически книга печаталась в Венеции). В недавнее время это издание было воспроизведено фототипически: Πρακτικὰ τῶν Ἁγίων καὶ Οἰκουμενικῶν Συνόδων. Τ. 1–3. Ἄγιον Ὄρος, 1981–1986. (Пагинация оригинала сохраняется).)

[269]

 Его правил в том же «Синодиконе» находится только 8, а в более точных [источниках] – 11. Он составил их при Алексее Комнине около 1084 г. Вальсамон дал им толкование. Их мы также записали особо.

270

 Правила этого и двух следующих авторов не помещены в Пидалионе отдельно, а лишь цитируются в толкованиях.

[271]

 В рукописных кодексах сохранилось 31 его правило в виде ответов к еп. Диррахийскому Кавасиле. Жил он немного позже Вальсамона или почти в то же время.

[272]

 Десять его правил сохраняются в рукописных кодексах в виде посланий к еп. Константину.

273

 Т. е. храма Святой Софии в Константинополе.

[274]

 Сохранились 24 его ответа во 2-м т. «Синодикона» (с. 1001), которые он написал на равное число заданных ему вопросов. Жил он около 1100 г.

275

 Т. е. Трулльским Собором, который в Православной Церкви считается продолжением VI Вселенского Собора.

[276]

 «Дигесты» – название латинское. Оно означает просто «постановление», или во множественном числе – «постановления». А здесь имеются в виду законы Юстиниана, которые он собрал у разных народов, составив из наиболее замечательных 50 книг и назвав их «Дигестами», потому что они постановляют, что должно и чего не должно делать.

[277]

 «Кодекс» – слово греческое и означает «кожа». Употребляется же оно собирательно вместо «кожаной книги», как здесь, ибо здесь «Кодексами» называется юстинианово «Двенадцатикнижие» законов, разделяющееся на три «Кодекса».

[278]

 «Институции» – слово латинское и означает «введение». Здесь имеется в виду книга, которая дает предварительное знание законов и которую составил Юстиниан для овладения наукой законоведения.

[279]

 «Новелла» – это недавно изданное постановление какого бы то ни было императора; означает гражданский закон.

[280]

 Отметь, что императорские законы сокращенно изложили три великих и мудрых мужа: мудрейший Фотий, собравший воедино в 14 титулов «Институции», «Дигесты», «Кодексы» и «Новеллы» Юстиниана; мудрый муж Михаил, называемый Атталиатом, анфипат (он же проконсул) и судья, по приказанию Михаила Дуки изложивший в 95 титулах эти гражданские законы, как они находятся во 2-й кн. «Греко-римского права»; и мудрый Константин Арменопул, судья Фессалоник, сокративший их в шесть книг, которые и называются «Шестикнижием». Из этих трех сокращенное изложение Фотия заслуживает большего одобрения как более точное.

Кроме того, Лев и сын его Константин издали более краткую «Эклогу» законов Юстиниана с исправлениями в духе большего человеколюбия («Эклога» (Ἐκλογή) буквально значит «выборка, извлечение». За многие преступления, которые по Юстинианову праву наказывались смертной казнью, согласно «Эклоге» должны были назначаться более гуманные, по меркам VIII столетия, наказания – телесные и членовредительские (лишение рук, носа и т. п.).) «Эклога» содержит 73 титула и находится во 2-й кн. «Греко-римского права», со с. 79. 

А поскольку, как уже сказано, мы решили со священными правилами сочетать и гражданские законы императоров, постольку не будет неуместно, если для тех, кто любознателен, мы здесь изложим вкратце, откуда взяли начало эти гражданские законы.

В древнее время ни у царей не было устойчивого положения, ни у их законов – какого-либо порядка. Аппий Клавдий вместе с десятью другими мужами первый собрал все законы, какие были у римлян, неписаные и писаные, рассеянные тут и там и разрозненные. Кроме того, он привез законы Драконта и Солона из Афин и иные законы из других мест Греции. Отобрав из них самые лучшие, он составил 12 книг, назвав их «Двенадцатикнижие» (Речь идет о «Законах XII таблиц», которые были составлены в 451–449 гг. до P. X. и легли в основу развития римского гражданского права).

После Аппия другие мудрецы во главе с Гаем в свою очередь составили другие законоположения. И после них разные императоры написали различные законы и толкования так, как им казалось полезным для государства. Поэтому книги их законов умножились, как говорит блаженной памяти Досифей и др., и стало их ко времени императора Юстиниана Великого более двух тысяч. Юстиниан все их собрал с помощью мудрых мужей Иоанна Патрикия Трибониана, Феофила и Феодора в 50 книг, которые назвал «Дигестами», т. е. «постановлениями». Этот же самый император составил и три «Кодекса», называемые «Григорианский», «Гермогенианский» и «Феодосиевский», которые объединил с законами, обработанными им с помощью Фалалея, Анатолия и Исидора, и составил 12 книг, назвав их «Двенадцатикнижием Кодексов». Он составил также введение и руководство для предварительного обучения законам, которое назвал «Институциями». Оно служило как бы первоосновой для начинающих изучать законы. Он собрал в отдельную книгу и новеллы (т. е. новые постановления) всех прежде него бывших императоров и свои собственные (На самом деле законы предшественников и свои собственные законы первых лет царствования (до 534 г. включительно) Юстиниан собрал в «Кодекс», а «Новеллы» – это собрание его законов, изданных после «Кодекса».), которых было 170. Юстиниан не только собрал все эти законы, но и перевел их с латинского на греческий язык и истолковал их, прибегнув к помощи упомянутых мудрецов, в особенности Трибониана, который был насколько умен, настолько и сребролюбив. Поэтому он, принимая деньги от тех, кто судился, или менял законы по их желанию, или оставлял законы темными и двусмысленными, чтобы читающие не понимали их и впадали в разногласия (Современная наука объясняет противоречия в Юстиниановом законодательстве огромным объемом вошедшего в него материала разных веков. Эти противоречия активно устранялись кодификаторами, но часть их была упущена). 

Позднее Лев Мудрый, собрав все «Дигесты», «Кодексы», «Институции» и «Новеллы» Юстиниана и переработав их, объединил в 60 книг, которые и назвал «Шестидесятикнижием». Он поделил его на 6 больших разделов, каждый из которых содержит множество книг.

Наконец, Константин Багрянородный, сын Льва, заново пересмотрел эти законы и действующие из законов «Пятидесятикнижия» (т. е. «Дигест») Юстиниана и законов «Двенадцатикнижия» (т. е. «Кодексов» Юстиниана) включил в «Шестидесятикнижие» своего отца Льва, а недействовавшие опустил. Говорю «недействовавшие» – в том смысле, что Багрянородный не поместил их в «Василики», как это показалось разумным ему, а не всем остальным императорам. Во всяком случае, как говорит мудрый Досифей (Двенадцатикнижие. С. 443), порядок, в котором выстроил законы Юстиниан, не имеет сравнения и не найдется другого, который бы сказал или написал лучше. Поэтому и Михаил Атталиат сказал, что Лев издал многие новеллы (по Властарю, их было 108, а другие говорят – 120), однако не все они вступили в силу, но только те, что восполняли недостающее в новеллах Юстиниана и были написаны по поводу тех вопросов, о которых не говорили другие законы (Греко-римское право. С. 77). Закон же, согласно Варину, это императорский указ, или постановление, исправляющее всякое вольное или невольное преступление; или повеление, предписывающее должное и запрещающее недолжное. Гражданские законы также называются прагматическими санкциями (греч. τῦπος πραγματικός, или лат. sanctio pragmatica, – юридический термин, обозначающий, как правило, императорский указ по публично-правовому вопросу, адресованный определенной общине граждан (городу, провинции и т. д.) и божественными (божественный и святой – титулы византийских императоров) грамотами.

281

Правила этого и двух следующих авторов не помещены в «Пидалионе» отдельно, а лишь цитируются в толкованиях.

282

Его мы составили преимущественно на основании книги, называемой по латыни Juris..., т. е. «Греко-римского права».

283

См.: Притч. 22:28.

284

В особенности же архиереи и духовники или те, кому предстоит сделаться архиереями и духовниками, должны эту книгу держать в руках постоянно, и даже спать на ней, как Александр Македонский на «Илиаде» Гомера (Об этой привычке Александра Македонского сообщает, в частности, Плутарх в жизнеописании полководца: Plut. Alexander VIII, 2 // TLG 7/47), и читать содержащиеся в ней правила столь часто, чтобы знать их наизусть. Поскольку именно эти люди являются или готовятся стать кормчими ладьи Святой Церкви, постольку они должны уметь держать ее кормило (πηδάλιον) со знанием дела, т. е. применять находящиеся в этой книге правила, чтобы опытным управлением избавлять грешников от бури греха.

285

 Рим. 2:13.

286

 Вар. 4:4.

287

 Greg. Nazianz. Or. 43. 36 // PG 36, 545В.

288

 Приведенные слова принадлежат не Григорию Богослову, а Клименту Александрийскому: Clem. Alex. Paed. II, 1 // PG 8, 388В.

289

Затраты оплатили отцы не только со Святой Горы, но и другие из разных мест, имена которых смотри в конце книги. Однако святогорцы внесли большую часть, а благодаря им и другие увидели это благо и подвиглись к нему.

290

Имена жертвователей на издание книги смотри в конце.

291

Ράλλης, Ποτλής. Τ. 4. Σ. 81; PG 138, 564D.

292

Обрати внимание: для того чтобы настоящие правила стали более доступны для понимания, должно знать следующие положения, которые обычно усматриваются во всех правилах:

1. Например, правила отличаются от определений (τοὺς ορούς), законов, декретов и декреталий (подразумеваются постановления римских пап в форме посланий), потому что правила Соборов прежде всего содержат не догматы веры (за редким исключением), но постановления о благочинии и устроении Церкви. Определения же Соборов главным образом содержат только догматы веры. Хотя в несобственном смысле иногда и правиаа называются определениями, как это видно и из различных правил других Соборов, а наиболее из 5-го правила Карфагенского собора и из его деяний, в которых говорится, что были зачитаны 20 определений Рикейского собора, т. е. 20 его правил. От законов правила отличаются, поскольку собственно законами именуются гражданские и внешние царские постановления. А правила – постановления внутренние и церковные, которые превосходят законы по юридической силе, о чем ниже мы скажем отдельно. От декретов правила отличаются, поскольку, как учит Грациан (см. у него разд. 3) (Grat. Decret. I, 3. 2 // PL 187, 33C.), правила или установлены частным (т. e. Поместным) Собором, или определены либо утверждены собором Вселенским. А декрет – это то, что объявляет патриарх со своим Собором, не имея цели дать наставление или ответить кому-то. Правила отличаются также от декреталий, поскольку последние выпускаются папой или патриархом лично или совместно с Собором для наставления в догматах (Досифей. Двенадцатикнижие. С. 600).

2. Следует знать: те правила, которые не содержат ясных указаний на то, какая епитимия налагается на преступающих эти правила, по умолчанию дают свободу местному архиерею спокойно назначить таковым то, что он признает подобающим и подходящим, как говорит Вальсамон в толковании правила VI Всел. 45 (Ράλλης, Ποτλής. T. 2. Σ. 413; PG 137, 673В.) См. после правил Иоанна Постника его епитимии, которые не вошли в число правил.

3. Следует знать, что за один и тот же грех одни правила налагают более длительные епитимии, а другие – более краткие. Большая или меньшая продолжительность епитимии определяется исходя из большей или меньшей степени покаяния согрешающих (о чем см. и примеч. 1 к I Всел. 12), а также соответственно большему или меньшему возрастанию и усилению Церкви (см. также примеч. 1 к правилу 13 Василия Велик.).

4. Подобает каждому знать, что, согласно 4-й гл. 1-го тит. «Номоканона» Фотия (Ibid. T. 1. Σ. 42; PG 104, 985D.), правила излагаются не одним епископом, но общим Собором епископов, как говорит и 47-е правило Василия Велик.: «Надлежит большему числу епископов собраться вместе и тогда изложить правило». И 6-е правило Григория Нис. свидетельствует: «Наше мнение не столь достойно веры, чтобы иметь силу правил».

5. Мнение того, кто говорит согласно с соборными правилами, заслуживает веры, по правилу 6 Григория Нис.

6. Тот, кто поступает в соответствии с ними, пребывает в безопасности, согласно упомянутому 47-му правилу Василия Велик.

7. Тот, кто преступает соборное правило, должен понести, как мы сказали, епитимию, которую назначает правило, нарушенное им (согласно VI Всел. 2). Соборными же правилами являются и называются не только те, которые изложены Вселенскими соборами, но и установленные соборами Поместными и, кроме того, написанные некоторыми святыми отдельно. Прежде всего имеют силу правил Вселенских соборов как правила Поместных соборов, так и правила отдельных святых отцов, поскольку Вселенскими соборами, а именно IV, VI, VII, они были проверены и утверждены. Это видно из IV Всел. 1, VII Всел. 1 и VI Всел. 2.

8. О том, о чем правила ясно не пишут, следует судить и выносить заключение на основе подобных случаев, описанных в правилах (см. еще согласование к VI Всел. 15), или на основе писаний отдельных отцов, или даже по рассуждению здравого ума.

9. Все редкие случаи, всё бывающее по икономии, необходимости или дурному обычаю и, просто сказать, всё бывающее вопреки правилам – не является законом, правилом и образцом для Церкви (см. толкование Апост. 68). Напротив, когда икономия и необходимость минуют, правила снова вступают в силу. См. примеч. к Апост. 46 и примеч. 3 к I Всел. 13.

10. Поскольку большинство епитимий, которые установлены правилами, относится к третьему лицу, тогда как повелевающий отсутствует, то, для того чтобы привести их в действие, обязательно требуется второе лицо (которым является Собор). (См. примеч. 1 к Апост. 3.) (Речь идет о той форме, в которой обычно излагаются епитимии за нарушение канонов: «да будет извержен из сана», «да будет отлучен». Однако если Собор не рассмотрит это нарушение и не вынесет определения, что лицо, нарушившее правило, должно подвергнуться извержению или отлучению, то на деле нарушитель все-таки еще не извержен и не отлучен, хотя и подлежит епитимии.)

11. Правила и законы были установлены относительно общих, а не частных вопросов и касаются происходящего в большинстве случаев, а не исключений.

12. Правила Вселенских соборов имеют большую силу, чем правила Поместных, а правила Поместных – бо́льшую, чем правила отдельных святых отцов, а в особенности чем те правила, которые не были утверждены Вселенским собором. Читай также сказанное святейшим Фотием по этому вопросу в примеч. 3 к I Всел. 13.

13. Там, где нет правила или писаного закона, сохраняется добрый обычай, который проверен правым разумом и испытан многими годами и который, не противореча писаному правилу или закону, замещает правило или закон. См. также примеч. 1 к Сардик. 1.

14. Ни правило, ни закон, ни время, ни обычай, согласно законоведам, не утверждают всего того, что решено и определено плохо.

293

 Авторы Пидалиона цитируют послесловие к Апостольским правилам, находящееся в конце Апост. 85. В таком виде – с послесловием – этот канон содержится в Апостольских постановлениях (Const. Ар. VIII, 48 // TLG 2894/001) и других источниках. В «Пандектах» Г. Беверегия, «Афинской синтагме» и «Книге правил» правило Апост. 85 напечатано без послесловия.

294

 Речь идет о Трулльском Соборе.

295

 Пс. 118,162

296

 Ράλλης, Ποτλής. Τ. 1. Σ. 36–37; PG 104, 980B–981A.

297

 Ibid. Σ. 36; PG 104, 980В.

298

 Ράλλης, Ποτλής. Τ. 1. Σ. 36; PG 104, 980B.

299

 Ράλλης, Ποτλής. Τ. 1. Σ. 38; PG 104, 981C.

300

 Jo. Chrys. In Matth. Hom. 57, 5. PG 58, 556.

301

Idem. Ad popul. Antioch. 16. 2 // PG 49,164.

302

 PG 144,1356С.

303

 PG 145, 56AB.

304

 Greg. Nazianz. Or. 21. 24 // PG 35,1109В.

305

 Здесь и далее авторы Пидалиона, цитируя свт. Иоанна Златоуста, ссылаются на издание, вышедшее в Итоне (Англия): S. Joannes Chrysostomus. Opera graece / Ed. cum notis H. Savilius. Vol. 1–8. Etonae, 1612–1613. См. также: Jo. Chrys. De paenit. Hom. 8, 1. PG 49, 337.

306

 PG 72, 416B.

307

Авторы Пидалиона указывают страницы по первому (однотомному) изданию «Добротолюбия»: Φιλοκαλία τῶν ἱερῶν νηπτικῶν... Ἐνετίησι, 1782. См. также: PG 90, 1069A.


Просмотров: 35


pdf Скачать страницу в виде PDF
Внимание! В PDF сохраняется только содержимое страницы! без оформления сайта!
После скачивания файла, вы сможете его распечатать.




Если вы нашли ошибку или опечатку в тексте страницы, пожалуйста, отправьте нам сообщение по ссылке ниже.

Отправить


Вопрос-ответ

последние вопросы

Анна 2019-09-06 18:19:00

можно ли онлайн получить свидетельство крестной матери

Ответ:

Бог в Помощь! получить свидетельство крестной матери, можно только очно. Помоги Бог!

Календарь:

Икона дня:
Пост:

Святые дня:

Евангельские чтения дня:



о Боге и Церкви:

  • 19.06.2020

    О СВЯТОМ ВСЕЛЕНСКОМ ПЕРВОМ СОБОРЕ / Пидалион / Каждый Вселенский собор, имеющий эти о...

    136
  • 19.12.2019

    ПРИНЦИП «СОГЛАСИЯ ОТЦОВ» И СОВРЕМЕННЫЕ НАПАДКИ НА НЕГО / Священник Георгий Максимов /...

    1039
  • 16.04.2021

    Актуальные вопросы духовной безопасности РОМАН АНАТОЛЬЕВИЧ СИЛАНТЬЕВ. Воронежское отд...

    310
  • 10.04.2021

    Доброе исповедание. Православный противосектантский катехизис / мученик Николай Варжа...

    72
  • 10.04.2021

    Об единстве истины Божией / Доброе исповедание. Православный противосектантский катех...

    20
  • 10.04.2021

    О Церкви Христовой / Доброе исповедание. Православный противосектантский катехизис / ...

    16
  • 10.04.2021

    Церковь и секты / Доброе исповедание. Православный противосектантский катехизис / муч...

    21
  • 10.04.2021

    Научение Церкви / Доброе исповедание. Православный противосектантский катехизис / муч...

    26
  • 10.04.2021

    Священство / Доброе исповедание. Православный противосектантский катехизис / мученик ...

    32

о Боге и Его Церкви...