Был ли Халкидонский собор реабилитацией несторанства?



Был ли Халкидонский собор реабилитацией несторанства? Пётр Пашков / После продолжительной задержки мы наконец приступаем к анонсированной еще весной дискуссии с Самвелом Валентиновичем Макяном о Халкидонском Соборе. В нашем первом видео мы попробуем рассмотреть следующие вопросы: — Каково ключевое отличие учения Нестория от православной христологии? — Как Томос св. Льва и Халкидонский Орос соотносятся с взглядами Нестория? — Отразилось ли «правило веры» свт. Кирилла в Халкидонском оросе, и если да, то как? Приглашаем заинтересовавшихся к дискуссии в духе взаимной любви и уважения и ждем ответного ролика Самвела Валентиновича.



https://youtu.be/NzOVoqUG0PY

 


Можно ли назвать Халкидонский Собор реабилитацией несторианства?

«И исповедующие, что то же самое единородное Слово, которое родилось от Бога Отца, родилось по плоти и от Жены, и что св. Дева есть Богородица, и лицо Христа одно, и не два Сына и не два Христа, а один только, – каким образом могут считаться согласными с Несторием?»
— свт. Кирилл Александрийский [1]

Вступление

Когда Самвел Валентинович Макян пригласил меня подискутировать с ним в качестве представителя группы «Армянин-халкидонит», я согласился, хотя я должен сразу оговориться: я, как видно, не армянин (хотя и халкидонит). Кроме того, я не могу сказать, что полностью разделяю позицию администраторов упомянутой группы или они — мою. Поэтому я бы хотел выступать не столько от лица данной группы, сколько в защиту халкидонского христианства вообще.

Самвел Валентинович любезно предложил мне избрать тему, и я счел правильным вынести на обсуждение один, на мой взгляд, ключевой вопрос: был ли Халкидонской Собор реабилитацией несторианства. Почему именно так? Во-первых, я не могу назвать себя специалистом в христологическом учении Армянской церкви; это связано и с относительной малодоступностью армянских вероучительных текстов для русскоязычного читателя (а я предпочитаю официальные вероизложения любым переработкам, выполненным частными лицами), и с тем, что мои научные интересы лежат совсем в иной области. Поэтому я не смог бы на подобающем уровне обсуждать с Самвелом Валентиновичем различие христологического учения Армянской церкви и халкидонского христианства. Во-вторых же, на мой взгляд, эта тема и вправду является исключительно важной, центральной для наших противоречий. Именно Халкидонский Собор стал своего рода точкой невозвращения; именно отношение к нему до сих пор проводит черту между халкидонитским христианством и антихалкидонитским восточным миром.

Более узкая формулировка вопроса (не просто о Халкидоне, а о Халкидоне и несторианстве) была предопределена отношением Армянской церкви к Халкидонскому собору. Гипотетическое несторианство этого Собора определялось древнеармянскими католикосами и соборами как одна из наиболее значимых причин его отвержения и отделения от принимающих его христиан. Так, окружное послание католикоса Бабкена I Отмесеци (508 г.) говорит дословно: «Мы бежим от лжи Нестория и ему подобных, выраженной в Халкидоне»[2]. Это означает, что для того, чтобы оценить справедливость претензий армянского антихалкидонитства (логично назвать критику Халкидона антихалкидонитством) к Собору, нужно сопоставить его учение с воззрениями осужденного ранее ересиарха Нестория.

Итак, последняя оговорка, прежде чем мы перейдем к сути вопроса. Говоря о несторианстве, я также не буду говорить об учении, скажем, Ассирийской церкви Востока (хотя с книгами по ее вероучению в русскоязычном пространстве несколько лучше, благодаря трудам покойного Селезнева), о котором осведомлен плохо и которое было в полной мере сформировано в период, последующий за Халкидонским собором. Его связь непосредственно с несторианством заслуживает отдельного разговора. Вместо этого я планирую обратиться непосредственно к текстам самого Нестория, который был на момент Халкидонского Собора самым релевантным носителем несторианства. В течение долгого времени наиболее значимым источником для реконструкции воззрений ересиарха являлись тексты его противников, однако в ХХ в. был издан по единственной сохранившейся рукописи крупный христологический трактат Нестория, написанный уже после его осуждения в Эфесе — «Книга Гераклида Дамасского» (в сирийском переводе; греч. текст не сохранился). Впоследствии трактат был переведен на английский и французский языки. Именно к «Книге Гераклида» я предлагаю обращаться как к наиболее актуальному изложению христологических воззрений Нестория, с которым мы и должны сопоставлять учение Халкидонского собора.

Отличительный признак богословия Нестория

В наиболее упрощенном, даже несколько грубом, виде воззрения Нестория обыкновенно изображаются как адопционистские: ересиарх представляется как приверженец идеи о восприятии Богом Словом простого человека Иисуса. Несмотря на то, что буквально этого учения Несторий никогда не исповедовал (и неоднократно выражал готовность его отвергнуть и осудить), тем не менее, это упрощенное понимание на самом деле, как ни удивительно, не слишком далеко от истины. Как указывают современные исследователи, «принципиальным расхождением» между Несторием и выразившим православное учение о Боговоплощении свт. Кириллом Александрийским было «непризнание Несторием… утверждения Кирилла, что Одним и Тем же Субъектом двух рождений — от Отца предвечно и от Девы плотию “напоследок дней” — является предвечный Логос»[3]. Для Нестория две природы во Христе действуют сами по себе, отдельно. Сказываемое о той или иной природе относится только к ней, так что по сути два естества выступают как два субъекта, лишь формально объединяемых в «лицо единения», которое не тождественно Богу Слову: «Христос есть лицо единения, Бог же Слово есть не [лицо] единения, а [лицо] Своей собственной природы»[4]. Для Нестория от Девы Марии рождается не Бог по плоти, а плоть, соединенная с Богом; на Кресте распинается не Бог, но плоть, соединенная с Ним.

Именно так определяет различие между православными и Несторием сам свт. Кирилл Александрийский: «Восточные… только различают выражения. И различают таким образом, что одни считают приличными Божеству, другие — человечеству, третии — тому и другому вместе, поскольку они содержат себе и богоприличное, и человеческое; однако сказываются [все выражения] об одном и том же (παρ’ ἑνὸς καὶ τοῦ αὐτοῦ). А Несторий не так: он одни приписывает Слову Божию отдельно (ἰδικῶς), а другие отдельно рожденному от жены, как другому Сыну»[5]. Именно признание во Христе единого Субъекта, «одного и того же» Христа, Который есть воплощенный Логос — это отличительный признак, отделяющий православие от несторианства.

Халкидонский Собор и учение Нестория

Халкидонский Собор, признаваемый халкидонским христианством в качестве IV Вселенского, открылся в одном из пригородов Констнтинополя 8 окт. 451 г. Он догматически одобрил в качестве «правила веры» несколько более ранних текстов: Никейский и Никео-Константинопольский Символы веры, Второе послание свт. Кирилла Александрийского к Несторию и его же послание к архиеп. Иоанну Антиохийскому от 433 г. (известное как «Формула Единения»)[6]. Относительно православности этих вероизложений, вероятно, у наших оппонентов не может быть никаких вопросов (вряд ли кто-то станет обвинять в реабилитации несторианства самого Кирилла Александрийского — это будет выглядеть смехотворно). Но собственно халкидонскими являются два текста — одобренное Собором (после довольно продолжительного критического исследования) догматическое послание свт. Льва, папы Римского к свт. Флавиану Константинопольскому (т. н. «Томос к Флавиану») и собственно Халкидонский Орос. Чтобы говорить о реабилитации несторианства на Соборе, необходимо показать, что Орос или Томос совпадают в отношении излагаемого в них учения с христологией Нестория. При этом, разумеется, совпадение должно относиться именно к тем идеям Нестория, которые являются еретическими: в конце концов, Несторий, например, верил в Бога и в этом отношении мы все совпадаем с Несторием.

Я выделил несколько ключевых высказываний Нестория, в которых наиболее ярко выразилось его учение, и сопоставил их с соответствующими текстами из Ороса и Томоса. Результаты этого сопоставления я представлю на трех показательных примерах, чтобы не затягивать видео:

I. Несторий утверждает: «Тот, Кто по естеству бесстрастен, неизменен и неизменяем, ни в каком смысле не страждет и в человеческом естестве, поскольку Ему в Его естестве не присуще страдать. Если же ты говоришь, что Тот, Кто в Своем естестве не способен к страданию, пострадал в [ином] естестве, то утверждать, будто Он страдал в ином естестве — это безумие» [7]. Итак, Бог Слово, бесстрастный по природе, не страдал в ином естестве. Для Нестория это безумие; страдания плоти Христа нельзя переносить на Ипостась Бога Логоса, они принадлежат только плоти, пусть и соединенной с Богом.

Свт. Лев Римский утверждает прямо обратное — именно то, что единый Субъект, воплотившееся Слово, пострадал в человеческом естестве: «О Сыне Божием говорится, что Он распят и погребен, тогда как Он потерпел сие не божеством, по которому Единородный совечен и единосущен Отцу, а немощным человеческим естеством. Отсюда все мы и в символе (веры) исповедуем единородного Сына Божия распятым и погребенным, сообразно с сими словами апостола: “аще бо быша разумели, не быша Господа славы распяли” (1Кор. 2:8)»[8]. Св. Лев говорит об это не единожды; он настойчиво повторяет эту мысль как крайне значимую: «Невидимый в собственном (естестве) стал видимым в нашем, Непостижимый благоволил соделаться постижимым, Предвечный начал быть во времени, Господь вселенной восприял образ раба, сокрыв безмерность Своего величия, Безстрастный Бог не возгнушался сделаться человеком могущим страдать, и Безсмертный – подвергнуться закону смерти» [9].

2. Для Нестория, как мы помним, Христос как «лицо единения» не тождествен Богу Слову; лицо единения — это не воплотившийся Логос, а отдельно лицо Логоса и отдельно лицо плоти, искуственно сведенные вместе в некую грамматическую фикцию: «Посему Христос есть лицо единения, Бог же Слово есть не [лицо] единения, а [лицо] Своей собственной природы»[10].

Для Халкидонского Собора Христос есть одно лицо и одна ипостась — воплотившееся Слово Отчее: «Все согласно поучаем исповедовать одного и того же Сына, Господа нашего Иисуса Христа… не на два лица рассекаемого или разделяемого, но одного и того же Сына и единородного Бога Слова, Господа Иисуса Христа»[11]. Аналогично мыслит и св. Лев: «В Господе Иисусе одно лицо Бога и человека: однако иное то, откуда происходит общее того и другого уничижение, и иное то, откуда проистекает общее их прославление»[12].

3. В ключевом для несторианского спора вопросе об именовании Девы Марии Богородицей Несторий утверждает: «Я сказал, что Он прошел сквозь Блаженную Марию, поскольку Он от Нее получил не начало Своего рождения, но лишь телесную оболочку, которая и была рождена от Нее. Поэтому-то я и сказал, что Тот, Кто есть Бог Слово именно прошел сквозь, но ни в коей мере не был рожден, поскольку Он не от Нее получил Свое начало»[13]. Для Нестория от Марии рождается лишь плоть, ставшая оболочкой для Бога, а не Сам Бог по плоти.

Св. Лев в своем Томосе, напротив, исповедует, что от Марии по плоти был рожден Сам Бог-Сын: «Итак Сын Божий, низойдя с небесного престола, приходит в сии дольние (страны) мира, и не разлучаясь от славы Отца, рождается новым способом, новым рождением»[14]. В точности то же, что и св. Лев, исповедует и Халкидонский Собор: «Все согласно поучаем исповедовать… рождённого прежде веков от Отца по божеству, а в последние дни ради нас и ради нашего спасения от Марии Девы Богородицы по человечеству, одного и того же Христа… одного и того же Сына и единородного Бога Слова»[15].

Халкидонский Собор и правило веры свт. Кирилла Александрийского

Согласно современным исследованиям А. де Аллё, Халкидонский Орос был сформирован в первую очередь на основании текстов свт. Кирилла. Не вдаваясь сейчас излишне подробно в этот вопрос, чтобы не затягивать и без того длинный ролик, я бы хотел остановиться на ключевом примере.

Как мы помним, для св. Кирилла ключевым признаком, отличающим Нестория от православных, было то, что православные «только различают выражения... что одни считают приличными Божеству, другие — человечеству, третии — тому и другому вместе, поскольку они содержат себе и богоприличное, и человеческое; однако сказываются [все выражения] об одном и том же (παρ’ ἑνὸς καὶ τοῦ αὐτοῦ)»[16]. А теперь обратим внимание на текст Халкидонского Ороса — в нем эти ключевые слова свт. Кирилла повторяются трижды — в начале, середине и конце определения — формируя его смысловой стержень:

«Итак, последуя святым отцам, все согласно поучаем исповедовать одного и того же (ἕνα καὶ τὸν αὐτὸν) Сына, Господа нашего Иисуса Христа, совершенного в божестве и совершенного в человечестве, истинно Бога и истинно человека, того же из души разумной и тела, единосущного Отцу по божеству и того же единосущного нам по человечеству, во всем подобного нам, кроме греха, рождённого прежде веков от Отца по божеству, а в последние дни ради нас и ради нашего спасения от Марии Девы Богородицы по человечеству, одного и того же (ἕνα καὶ τὸν αὐτὸν) Христа, Сына, Господа, единородного, в двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемого, — так что соединением нисколько не нарушается различие двух естеств[17], но тем более сохраняется свойство каждого естества и соединяется в одно лицо и одну ипостась, — не на два лица рассекаемого или разделяемого, но одного и того же (ἕνα καὶ τὸν αὐτὸν) Сына и единородного Бога Слова, Господа Иисуса Христа, как в древности пророки [учили] о Нем, и [как] Сам Господь Иисус Христос научил нас, и [как] предал нам символ отцов»[18].

Заключение

Итак, ни Томос свт. Льва, ни Халкидонский Орос не совпадают с богословием Нестория ни в одном из значимых пунктов. Напротив, очевидно прямое соответствие и Томоса, и Ороса учению свт. Кирилла. Для Нестория от Девы Марии рождена плоть, для св. Льва и Собора — Бог Слово по плоти; для Нестория на Кресте страждет плоть, для св. Льва —бессмертный Бог в смертном человечестве; для Нестория Бог Слово есть лицо только Божественной природы, отличное от «лица единения», для св. Льва и Собора — есть одно лицо Божества и человечества, лицо воплотившегося Логоса, Господа Иисуса Христа. Все сказываемое о Христе как по Божеству, так и по человечеству относится к одному и тому же — единому лицу и единой ипостаси Божества и человечества.

Но в таком случае, «исповедующие, что то же самое единородное Слово, которое родилось от Бога Отца, родилось по плоти и от Жены, и что св. Дева есть Богородица, и лицо Христа одно, и не два Сына и не два Христа, а один только, – каким образом могут считаться согласными с Несторием?»[19]. Так недоуменно вопрошал свт. Кирилл.

Возможно, у моего собеседника возникнут вопросы относительно корректности отождествления терминологии свт. Льва и Халкидонского собора — терминологии свт. Кирилла. Об этом, мне кажется, уместнее поговорить отдельно. Но прежде хотелось бы узнать, можно ли говорить о несторианстве Халкидонского собора, если исходить из того понимания сказанного Собором, свт. Львом и свт. Кириллом, которое предложил я.

___________________________________

[1] Кирилл Александрийский, свт. Памятная записка пресвитеру Евлогию, находящемуся в Константинополе // Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1892. Т. 2. С. 160.

[2] Liber epistolarum / Éd. Y. Izmireanc. Tiflis, 1901. P. 48-51

[3] Заболотный Е. А. Был ли Несторий православным? (по поводу статей М. Анастоса и А. Де Аллё) // Вестник ПСТГУ. Серия 3: Филология. 2013. №35 (5). С. 39

[4] Nestorius. The Bazaar of Heracleides, 2.1 / Transl. G. R. Driver, L. Hodgson. Oxf., 1925. P. 144

[5] Cyrillus Alexandrinus. Ep. 44, ad Eulogium // Select letters / Ed., trans. and comm.: L. R. Wickham. Oxf., 1983. P. 66-67

[6] Вселенский IV Собор. Деяние V // Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1908. Т. 4. 45-48

[7] Nestorius. The Bazaar of Heracleides, 2.1 / Transl. G. R. Driver, L. Hodgson. Oxf., 1925. P. 211-212

[8] Лев Великий, свт. Окружное послание к Флавиану, архиепископу Константинопольскому // Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1908. Т. 3. С. 221

[9] Лев Великий, свт. Окружное послание к Флавиану, архиепископу Константинопольскому // Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1908. Т. 3. С. 220

[10] Nestorius. The Bazaar of Heracleides, 2.1 / Transl. G. R. Driver, L. Hodgson. Oxf., 1925. P. 144

[11] Вселенский IV Собор // ПЭ. Т. 9. С. 610

[12] Лев Великий, свт. Окружное послание к Флавиану, архиепископу Константинопольскому // Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1908. Т. 3. С. 221

[13] Nestorius. The Bazaar of Heracleides, 2.1 / Transl. G. R. Driver, L. Hodgson. Oxf., 1925. P. 296

[14] Лев Великий, свт. Окружное послание к Флавиану, архиепископу Константинопольскому // Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1908. Т. 3. С. 220

[15] Вселенский IV Собор // ПЭ. Т. 9. С. 610

[16] Cyrillus Alexandrinus. Ep. 44, ad Eulogium // Select letters / Ed., trans. and comm.: L. R. Wickham. Oxf., 1983. P. 66-67

[17] Греч.: «οὐδαμοῦ τῆς τῶν φύσεων διαφορᾶς ἀνῃρημένης διὰ τὴν ἕνωσιν» Ср. у св. Кирилла: «οὐχ ὡς τῆς τῶν φύσεων διαφορᾶς ἀνῃρημένης διὰ τὴν ἕνωσιν» (Cyril of Alexandria. Second Letter to Nestorius (Ep. 4), 3 // Select letters / Ed., trans. and comm.: L. R. Wickham. Oxf., 1983. P. 6-7)

[18] Валентин Асмус, прот. Вселенский IV Собор // ПЭ. Т. 9. С. 610

[19] Кирилл Александрийский, свт. Памятная записка пресвитеру Евлогию, находящемуся в Константинополе // Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1892. Т. 2. С. 160.

https://vk.com/@aletheia-chalcedon-1


Итак, каждый Вселенский собор, имеющий эти отличительные признаки, есть сама Святая и Соборная Церковь, в которую мы веруем, что и выражено в Символе веры. По этой причине, согласно богословам, Вселенский собор приобретает и четыре других свойства.

Во-первых, вечную силу и непреложность, ибо сказано: И другого Утешителя даст вам, да пребудет с вами во век (Ин 14,16); и се, Я с вами во все дни до скончания века (Мф 28, 20).

Во-вторых, безошибочность и непогрешимость, ибо Церковь, чье лицо представляет Вселенский собор, есть столп и утверждение истины, по словам ап. Павла (1 Тим 3,15), и потому решения Вселенских соборов равнозначны решениям Святого Духа истины, ибо сказано: Тот научит вас всему и напомнит вам все (Ин 14, 26), что верно особенно для Вселенских соборов. Ибо если 8-е правило Григория Чудотворца говорит о Поместном Анкирском соборе: «До тех пор, пока что-либо решат, сойдясь вместе, святые отцы и прежде них Дух Святой», то сколь более сказанное истинно для соборов Вселенских? Сам Дух Святой стоит во главе их, просвещает их и не попускает заблуждаться в своих решениях, потому что Бог внушает Свою правду бесчисленным священникам, собравшимся на Собор, о чем говорит послание Карфагенского собора к Целестину.

В-третьих, становится величайшей и высшей инстанцией не только в том, чтобы предлагать справедливое и истинное в качестве совета, но и в том, чтобы принуждать противящихся к подчинению, назначая им подобающие церковные епитимии, а также производя суд и расследуя дела и пап, и патриархов, и находящихся повсюду во вселенной архиереев, клириков и мирян.

И в-четвертых, Вселенский собор выносит определение и решение по всем возникающим вопросам и делам, как общим, так и частным, и разрешает все споры и любопрения еретиков и раскольников. Ибо, по словам Кирилла Иерусалимского (Огласительная беседа 18), «Церковь называется Кафолической потому, что в полноте и без упущений преподает совершенно все учение о видимом и невидимом, которое должен знать человек»(Cyr. Hieros. Catech. 18. 23 // PG 3 3 ,1044AB.)

А потому последним судьей в церковных делах все провозглашают не Божественное Писание, но Вселенский собор, согласно II Всел. 6, и решение и мнение этого судьи не подлежит апелляции к другому, высшему суду. Если, согласно 1-му тит. 9-й кн. «Василик», апелляционный иск подается из любого суда в другой, больший суд, то решение епископов, правильность которого сомнительна, подлежит обжалованию на высшем Соборе митрополитов, решение митрополитов — на Соборе экзарха или патриарха диоцеза, решение патриарха — на Вселенском соборе. И здесь любая апелляция достигает предела, потому что не существует другого, более высокого суда, нежели суд Вселенского собора. Если же, согласно «Василикам» и постановлениям Юстиниана и Льва Мудрого, суд патриархов также не подлежит апелляции, то здесь имеется в виду то, что один патриарх не может судить решение другого патриарха; однако это не относится к Вселенскому собору, который заново производит суд над решениями всех патриархов и пап, как если бы они не вынесли совсем никакого решения. Так и решение эпарха хотя и не подлежит апелляции (потому что не пересматривается никем другим), но, несмотря на все это, те спорные вопросы, которые эпарх решить не может, рассматривает и решает сам император. Таким образом, какую власть имеет самодержец в государстве, такую же власть имеет и Вселенский собор в Церкви (Досифей. Двенадцатикнижие. С. 309, 384).

Я сказал, что последним судьей в Церкви является не Божественное Писание, как утверждают лютеране и кальвинисты, а Вселенский собор, потому что во многих местах Божественное Писание выражается неясно и каждый из еретиков искажает неясный смысл Писаний в пользу своей ереси, а значит, для того чтобы объяснить истинный смысл Писаний, необходимо толкование, и судья здесь не кто иной, как Вселенский собор. Кроме того, наряду с подлинными и каноническими книгами Писания существуют и подложные еретические книги, которые еретики дерзают надписывать как канонические. По этой причине Вселенский собор утверждает подлинные книги и отвергает подложные и апокрифические, как сделал этот I Собор (см. также примеч. к Апост. 60) и как поступил VI Вселенский собор с «Апостольскими постановлениями». Потому и священный Августин, зная это, точно заметил: «Я бы не поверил в Евангелие, если бы меня к этому не побудил авторитет Церкви» (письмо 154).

Из всего сказанного следует вывод о том, что никто не может противиться Вселенским соборам, оставаясь при этом благочестивым и православным, но вообще все без исключения обязаны им повиноваться. Ибо противящийся и сопротивляющийся им тем самым противится и сопротивляется Самому Духу Святому, говорящему через Вселенские соборы, становится еретиком и предается анафеме, поскольку и папа Григорий Двоеслов (кн. 1, письмо 24) предает анафеме не повинующихся Вселенским соборам. Да и сами Соборы анафематствуют не повинующихся им. Да что там еретиком — язычником и нечестивцем признается тот, кто не слушается Церкви, чье лицо представляет Вселенский собор! Ибо Господь сказал: Если и Церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь (Мф 18,17), поскольку Вселенский собор — это последнее решение и суд Церкви, согласно Августину (письмо 162). То же самое Бог заповедал соблюдать и собору иереев Ветхого Закона: Если же, сказано, затруднительно будет для тебя рассудить дело между кровью и кровью, и между судом и судом... и придешь к священникам левитам и к судье, который будет в те дни, и, исследовав, они возвестят тебе решение... не уклоняйся от суждения, которое они возвестят тебе, ни направо, ни налево. А человек, который поступит так заносчиво, что не послушает священника, или судьи, пусть умрет человек тот, и истреби лукавого от Израиля (Втор 17, 8-9,11-12).

https://vk.com/@orthodox_sobor-o-svyatom-vselenskom-pervom-sobore-pidalion-t2


Просмотров: 39


pdf Скачать страницу в виде PDF
Внимание! В PDF сохраняется только содержимое страницы! без оформления сайта!
После скачивания файла, вы сможете его распечатать.




Если вы нашли ошибку или опечатку в тексте страницы, пожалуйста, отправьте нам сообщение по ссылке ниже.

Отправить


Если на странице недоступен видеоконтент, попробуйте поискать его самостоятельно по ссылкам:

По названию (Google) - Был ли Халкидонский собор реабилитацией несторанства?

По описанию (Google) - Был ли Халкидонский собор реабилитацией несторанства? Пётр Пашков / После продолжительной задержки мы наконец приступаем к анонсированной еще весной дискуссии с Самвелом Валентиновичем Макяном о Халкидонском Соборе. В нашем первом видео мы попробуем рассмотреть следующие вопросы: — Каково ключевое отличие учения Нестория от православной христологии? — Как Томос св. Льва и Халкидонский Орос соотносятся с взглядами Нестория? — Отразилось ли «правило веры» свт. Кирилла в Халкидонском оросе, и если да, то как? Приглашаем заинтересовавшихся к дискуссии в духе взаимной любви и уважения и ждем ответного ролика Самвела Валентиновича.

По названию (Yandex) - Был ли Халкидонский собор реабилитацией несторанства?

По описанию (Yandex) - Был ли Халкидонский собор реабилитацией несторанства? Пётр Пашков / После продолжительной задержки мы наконец приступаем к анонсированной еще весной дискуссии с Самвелом Валентиновичем Макяном о Халкидонском Соборе. В нашем первом видео мы попробуем рассмотреть следующие вопросы: — Каково ключевое отличие учения Нестория от православной христологии? — Как Томос св. Льва и Халкидонский Орос соотносятся с взглядами Нестория? — Отразилось ли «правило веры» свт. Кирилла в Халкидонском оросе, и если да, то как? Приглашаем заинтересовавшихся к дискуссии в духе взаимной любви и уважения и ждем ответного ролика Самвела Валентиновича.

Вопрос-ответ

последние вопросы

Анна 2019-09-06 18:19:00

можно ли онлайн получить свидетельство крестной матери

Ответ:

Бог в Помощь! получить свидетельство крестной матери, можно только очно. Помоги Бог!

Календарь:

Икона дня:
Пост:

Святые дня:

Евангельские чтения дня:



о Боге и Церкви:

  • 18.07.2021

    Непогреши́мость (безошибочность) – 1) свойство, прис...

    52
  • 19.06.2020

    О СВЯТОМ ВСЕЛЕНСКОМ ПЕРВОМ СОБОРЕ / Пидалион / Каждый Вселенский собор, имеющий эти о...

    258
  • 19.12.2019

    ПРИНЦИП «СОГЛАСИЯ ОТЦОВ» И СОВРЕМЕННЫЕ НАПАДКИ НА НЕГО / Священник Георгий Максимов /...

    1183
  • 22.09.2021

    Интервью с Александром Дворкиным, президентом РАЦИРС | 2021

    62
  • 20.09.2021

    Ересь и суеверия об Архангеле Михаиле | Иерей Георгий Максимов | Разбираю здесь два с...

    56
  • 19.09.2021

    Александр Дворкин | Судебные процессы над тоталитарными сектами | 2021 | Молодежный к...

    63
  • 19.09.2021

    Выступление в Кургане. Секты и культы. А. Л. Дворкин | 2021

    59
  • 18.09.2021

    Из католицизма в православие | Свидетельство поляка Войтека | АТРИУМ | ATRIUM

    52
  • 15.09.2021

    Введение в православное богословие / митрополит Макарий (Булгаков) / Предисловие Час...

    77
  • 15.09.2021

    Введение в православное богословие / ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. О ПРЕДМЕТЕ ПРАВОСЛАВНОГО БОГОСЛОВИ...

    47

о Боге и Его Церкви...