О святом Вселенском первом соборе



О святом Вселенском первом соборе / Том 2. Правила Вселенских Соборов / Пидалион / Правила Православной Церкви с толкованиями / преподобный Никодим Святогорец



Предисловие

Святой Вселенский[1] первый собор был созван в Никее Вифинской при Константине Великом в 325 г. по Рождестве Христовом. На нем присутствовали выдающиеся мужи: Александр Константинопольский; пресвитеры Витон и Викентий вместе с преподобным епископом Кордовы, или Кордубы, что в Испании, втроем представлявшие римского папу Сильвестра и Юлия2Александр Александрийский со своим сподвижником Афанасием Великим, в то время диаконом; Евстафий Антиохийский; Макарий Иерусалимский; Пафнутий и Спиридон, Иаков и Максим – мужи, украшенные апостольскими дарованиями и мученическими ранами; и многие другие, по общепризнанному церковному преданию числом 318. Кроме них на Соборе присутствовало еще множество клириков, пресвитеров и диаконов.

Собран же был этот Собор против Ария, который богохульствовал, говоря, что Сын и Слово Божие не единосущен Отцу и, следовательно, Он не истинный Бог, но тварь и создание[3]. Собор, продлившись три с половиной года4 (хотя Геласий, в 256-м чтении у Фотия, говорит о шести с половиной годах)5, преподал общий и всем известный божественный и священный Символ нашей православной веры, в котором провозгласил Сына и Слово Божие истинным Богом, единосущным Отцу, т. е. имеющим ту же сущность и природу, что и Отец, а следовательно, ту же славу, власть, господство, вечность и все прочие подобающие Богу свойства Божественной природы. Символ гласит буквально следующее:

«Веруем во Единого Бога Отца, Вседержителя, Творца всего видимого и невидимого. И во Единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, рожденного от Отца, т. е. из сущности Отца, Единородного, Бога от Бога, Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, несотворенного, единосущного[6] Отцу, через Которого все произошло как на небе, так и на земле. Нас ради, человеков, и нашего ради спасения сшедшего и воплотившегося, вочеловечившегося, страдавшего и воскресшего в третий день, восшедшего на небеса и седящего одесную Отца, вновь грядущего судить живых и мертвых. И в Духа Святого. Говорящих же, что было время, когда не было Сына, и что Он не был прежде рождения и произошел из не-сущих, или утверждающих, что Сын Божий из иной ипостаси или сущности или что он преложим или изменяем, – таковых анафематствует Кафолическая и Апостольская Церковь»[7].

Этот Символ Феодор Иерусалимский назвал правым исповеданием веры, а Дамас Римский – стеной против орудий диавола. И вообще, вся Церковь признаёт его отличительным знаком, боевым знаменем православных, благодаря которому они как истинные воины Христовы отличаются от врагов Христа и от тех, кто, будучи лжебратиями и злославными, прикрывается именем Христовым. Ведь и воины отличают своих соратников от неприятелей по особым символам. Потому Символ веры и получил свое название метафорически – от воинских символов.

Собор также вынес определение о Пасхе, которое ныне Восточная Кафолическая Церковь хранит неизменным (см. об этом Апост. 7 и Антиох. 1).

Были изложены также и настоящие двадцать священных правил, косвенно подтвержденные IV Всел. 1, а прямо – VI Всел. 2 и VII Всел. 1.

Отметь, что деяния этого I Собора не сохранились ни на греческом, ни на латинском языках; осталось лишь то, что записали Евсевий Памфил, Руфин, Сократ, Созомен, Феодорит, Иероним и др., а главным образом и в особенности Геласий Кизический при императоре Зеноне, в 476 г., позднее ставший епископом Кесарии Палестинской (см.: Синодикон. Т. 1. С. 151). Итак, сохранилось только то, что записали вышеупомянутые историки и названный Геласий. Описание Геласия Никита Хониат называет деяниями, а Фотий – скорее историей, чем деяниями8; упоминает об этом описании и Иоанн Кипариссиот (см.: Досифей. Двенадцатикнижие. С. 108).

20 правил святого Вселенского первого собора с толкованиями 


Правило 1

Если у кого-либо в болезни врачами отняты члены или кто-нибудь оскоплен варварами, такой да пребывает в клире. Если же кто-либо, будучи здоров, оскопил себя сам, такого, хотя бы и к клиру причислен был, надлежит исключить, и отныне никого из таковых производить в клир не следует. И так как ясно, что это сказано о поступающих таким образом преднамеренно и дерзающих оскоплять самих себя, то если кто-нибудь оскоплен варварами или господами и тем не менее окажется достойным, таковых правило допускает в клир.

(Апост. 21–23; Двукрат. 8.)

Толкование

Различные апостольские правила выносят постановления об оскоплении. Поскольку же, судя по всему, ими пренебрегали, постольку появилась необходимость, чтобы и настоящее правило вынесло определение по этому вопросу. Оно говорит, что оскопленный врачами из-за болезни и недуга или варварами во время нападения, если он клирик, пусть совершает служение клирика. Но тот, кто оскопил себя, будучи здоровым, должен прекратить служение клирика, если он клирик, а если мирянин, то с этого дня и впредь не может стать клириком. Однако мы говорим это о тех, кто преднамеренно и добровольно дерзает оскоплять себя; в свою очередь, оскопленные варварами или своими господами, т. е. против воли и насильственно, но достойные могут быть приняты в клир, согласно правилу (или настоящему, или Апост. 21). Прочти также толкование Апост. 21.

Правило 2

Поскольку по необходимости или по иным человеческим побуждениям многое было совершено вопреки церковному правилу, так что людей, недавно приступивших к вере после языческой жизни и в краткое время оглашенных, тотчас приводят к духовной купели и, лишь только они крестятся, возводят в епископство или пресвитерство, постольку за благо признано, дабы впредь ничего такого не было, потому что и оглашаемому требуется время, и по крещении – еще большее испытание. Ибо апостольское Писание ясно говорит: He должен быть из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом (1Тим. 3:6) и не впал в его сеть. Если же с течением времени в таком человеке будет обнаружен некоторый душевный грех и он будет обличен двумя или тремя свидетелями, то таковой да будет запрещен в служении. А поступающий вопреки этому, как дерзающий сопротивляться великому Собору, подвергается опасности быть исключенным из клира.

(Апост. 80; Двукрат. 17; Сардик. 10; Лаодик. 3; Кирилла Александр. 4.)

Толкование

To, что определяет 80-е правило святых апостолов, предписывает и настоящее правило. В предшествующие времена произошло много случаев, когда вопреки церковному правилу (т. е. Апост. 80) некоторые по необходимости или по иной причине склонились к тому, чтобы сразу крестить недавно обратившихся от язычества и неверия к православной вере. После того как эти обращенные прошли недолгое оглашение тайне благочестия9 одновременно с крещением их возводили на епископство или пресвитерство (иначе говоря, рукополагали в пресвитеры и епископы). И поскольку, говорю, такие противозаконные случаи прежде имели место, постольку показалось справедливым, чтобы отныне и впредь этого не происходило. Ибо оглашаемому и прежде, чем он примет крещение, требуется достаточное время[10] для того, чтобы он был оглашен и хорошо обучен всем догматам веры, и после крещения вновь необходимо длительное испытание. В самом деле, апостол говорит Тимофею: He новообращенного (рукополагай), т. е. не того, кто только что оглашен и лишь недавно насажден в виноградник Христов, да не падет, вознесшись, в тот же грех и ту же сеть, в которую пал диавол, т. е. в гордость. Если же по прошествии времени в том, кто после испытательного срока был оглашен, крещен и рукоположен, обнаружится некий душевный грех[11] и человек будет обличен в нем двумя или тремя свидетелями, то пусть таковой прекратит совершать действия, присущие священству. Тот же, кто вознамерится поступить вопреки этому предписанию, как дерзающий противиться этому великому Собору, подвергнет опасности и свое священство, т. е. будет извержен.

Смотри также толкование Апост. 80.

Правило 3

Великий Собор решительно воспретил епископу, пресвитеру, диакону или кому бы то ни было из клириков иметь в доме сожительствующую женщину, за исключением разве только матери, или сестры, или тетки, или тех лишь лиц, которые вне всякого подозрения.

(VI Всел. 5; VII Всел. 22; Анкир. 19; Карфаг. 45; Василия Велик. 88.)

Толкование[12]

Священнослужители и клирики не должны давать народу никаких поводов для подозрения или соблазна. Потому и настоящее правило говорит, что этот великий Собор, т. е. І-й, совершенно воспретил епископу, или пресвитеру, или диакону, или кому-то другому из клириков иметь возможность и право держать в своем доме чужую женщину и жить вместе с ней, за исключением матери, или сестры, или тетки, или тех только лиц, которые не вызывают подозрения.

Согласование

Говорит и постановление 1-го тит. «Новелл», которое есть 123-я новелла Юстиниана: «В соответствии с силой божественных правил и мы запрещаем пресвитерам, диаконам, иподиаконам и всем остальным клирикам, у которых нет законных жен, иметь чужую женщину в своем доме, если только это не мать, дочь, сестра и прочие лица, не вызывающие подозрения. Если же кто не соблюдет этого, но, получив напоминание от архиерея и своих собратьев-клириков, не склонится на убеждения прогнать женщину, которую имеет, или если будет доказано обвинение против него в том, что он непристойно живет с ней, такой должен быть извержен и передан советникам того города, в котором он является клириком». Если же епископ живет в одном доме вместе с какой бы то ни было женщиной, он извергается[13].

Обрати здесь внимание на две вещи. Во-первых, те, кто имеет в своем доме лиц, свободных от подозрения, как мы сказали (т. е. мать, сестру, тетку и др.), не должны иметь в то же время и лиц, вызывающих подозрение, для услужения не им самим, а тем женщинам, которые вне подозрений; потому что в этом случае клирики все равно оказываются преступниками и подпадают под епитимии, определяемые правилами. Но подобает, чтобы эти женщины или сами себе прислуживали, или же имели таких служанок, которые не вызывают подозрений.

Во-вторых, монахи, имеющие родственниц, не должны жить с ними, хотя это лица, свободные от подозрений. Ведь если вышеупомянутое правило VI Всел. 22 запрещает даже есть наедине с родственницей, хотя она вне подозрений, то тем более – жить наедине с ней. Василий Великий говорит (в книге о девстве), что «плотское наслаждение побеждало даже самих единоутробных братьев и изобрело всякий вид греха с матерями и дочерями. Оно обесчестило сына Давида, Амнона, через растление сестры его Фамари (2Цар. 13). И всё потому, – говорит святой, – что притягательная и магнетическая сила любовного влечения к женщинам, которая естественным образом вложена в тела мужчин, изгоняет всякий правый помысел (например, о том, что это мать, или сестра, или тетка) и самопроизвольно стремится сочетать тела мужчин с телами женщин – будь они чужие или родственники, – несмотря на то что помыслы, противоборствующие внутри, этого не хотят»14.

Правило 4

Поставлять епископа всего более приличествует всем епископам митрополичьей области. Если же это затруднительно или по стесняющим их обстоятельствам, или по дальности пути, то должно, чтобы, по крайней мере, трое собрались в одно место, при условии, что отсутствующие дадут свое согласие, изъявив его посредством грамот, и тогда пусть совершается рукоположение. Утверждение же этих действий должно быть предоставлено в каждой области ее митрополиту.

(Апост. 1; VII Всел. 3; Антиох. 19; Сардик. 6; Лаодик. 12; Карфаг. 12, 58, 59.)

Толкование

Настоящее правило определяет, что епископа приличней всего рукополагать всем епископам области. Если же трудно собраться всем или ввиду стесняющих обстоятельств, или по дальности пути, то должны собраться по крайней мере три епископа, а отсутствующие – выразить согласие на хиротонию посредством грамот, и тогда следует рукоположить избранного. А право утверждать и санкционировать все совершаемое, т. е. утверждать выбор, уже сделанный всеми епископами, и назначать одного из трех избранных (потому что по церковному предписанию избираются трое, я же имею в виду назначение одного, с тем чтобы он получил извещение о хиротонии) должно принадлежать и предоставляться митрополиту каждой области как имеющему верховную власть[15]. Поскольку же толкователи Зонара и Вальсамон слово «поставлять» понимают как «избирать», а другие – как «рукополагать», то нам следует знать следующее: прежде всего и в собственном смысле «быть поставляемым» означает «становиться». И «поставляю» употребляется вместо «делаю», «назначаю». В таком случае и здесь слова «приличествует поставлять» следует понимать предварительно и в общем смысле как «должен быть поставлен, назначен, выдвинут» всеми. А «в общем смысле» и «предварительно» сказал я потому, что у этого назначения есть свой священный чин: сначала должно избрать, а после – рукоположить. Именно такой, более полный смысл мы подразумеваем в том, что избранный «был поставлен», т. е. стал епископом. Так что «быть поставленным», как и «становиться», имеет два значения: оно означает и «быть избранным», и «быть рукоположенным». Избрание совершается всеми, а рукоположение – тремя епископами, согласно как настоящему правилу, так и Апост. 1. Примерно такое же объяснение VII Вселенский собор дал в своем 3-м правиле: тогда как рукополагают епископа только трое, избирается он вначале всеми, с согласия отсутствующих, которое они выражают письменно.

Правило 5

Относительно тех, кто был лишен епископами в каждой области церковного общения, принадлежат ли они к клиру или к разряду мирян, должно держаться суждения, согласного с правилом, которое определяет, чтобы тех, кого одни отлучили, другие не принимали. Впрочем, пусть будет исследовано, не из-за ссоры, или распри, или какой-либо подобной слабости епископа оказались они отлученными. Итак, чтобы производить надлежащее расследование, было признано за благо ежегодно в каждой митрополичьей области дважды в год созывать Соборы, чтобы все епископы области, собравшись вместе, сообща проводили подобные расследования. И таким образом тех, которые по общему признанию погрешили перед епископом, все обоснованно признают лишенными общения до тех пор, пока епископы сообща не решат вынести о них более снисходительное решение. Соборы же пусть проходят: один – перед Четыредесятницей, чтобы по упразднении всякого разногласия Богу был принесен чистый дар, а второй – около осеннего времени.

(Апост. 12, 13, 32, 37; IV Всел. 19; VI Всел. 8; Антиох. 6, 20; Карфаг. 26, 37, 104, 116, 141.)

Толкование

Данное правило определяет следующее: относительно клириков и мирян, которые были отлучены епископами любой области, пусть имеет силу и остается неизменным суждение, ставшее законом, как определяет древнее оное правило (т. е. Апост. 32 или Апост. 12), а именно: отлученные одними епископами не должны приниматься в общение другими. Однако пусть будет исследовано, не подпали ли они под отлучение из-за ссоры, или распри, или другой какой страсти епископа. Поэтому, для того чтобы этот и другие подобные вопросы исследовались подобающим образом, показалось разумным в каждой митрополичьей области два раза в год проводить Поместные соборы и собираться всем епископам вместе для рассмотрения этих вопросов. После такого исследования явно согрешающие против своего епископа и справедливо им отлученные пусть будут в свою очередь справедливо отлучены и всеми другими епископами до тех пор, пока собранию епископов не покажется необходимым вынести более снисходительное решение об этих отлученных. Если, например, отлучивший их ожесточится и по прошествии времени не захочет разрешить их от отлучения или если он умрет, то Собор имеет право освободить их от отлучения тогда, когда сочтет достаточной продолжительность епитимии. Соборы эти пусть созываются: один – перед Четыредесятницей, чтобы после удаления всякого разногласия и прегрешения, которое или архиерей допустил в отношении клира и народа, или, наоборот, клир и народ в отношении архиерея, Богу был принесен чистый и непорочный дар поста; а второй пусть собирается в осеннее время.

Прочти и Апост. 32, 37.

Правило 6

Пусть имеют силу древние обычаи, принятые в Египте, Ливии и Пентаполе, чтобы Александрийский епископ имел власть над всеми ими, поскольку это в обычае и у Римского епископа. Подобным образом и в Антиохии, и в других областях да сохраняются привилегии Церквей. Вообще же, да будет известно следующее: если кто без соизволения митрополита станет епископом, о таком великий Собор определил, что он не должен быть епископом. Если же общему выбору всех, основательному и согласному с правилом церковным, противоречат двое или трое по собственному любопрению, пусть возобладает мнение большинства.

(Апост. 34; II Всел. 2, 3; III Всел. 8; IV Всел. 28; VI Всел. 36; Антиох. 19; Карфаг. 13.)

Толкование[16]

Настоящее правило определяет: должны сохраняться древние обычаи трех патриархов – во-первых и прежде всего, Александрийского; во-вторых, Антиохийского; затем – Римского, о котором говорится косвенно и в общем (об Иерусалимском же данный Собор особо и отдельно говорит в своем 7-м правиле, a о Константинопольском ведет речь II Вселенский собор в 3-м правиле). А именно, патриарх Александрии (которого правило называет здесь епископом, поскольку имя патриарха еще не вошло в обычай)[17], должен иметь власть над епископами и митрополитами Египта, Ливии и Пентаполя, как и Римский патриарх удержал тот же обычай[18] иметь власть и председательство над всеми западными епископами и митрополитами. Подобным же образом и патриарх Антиохии должен иметь власть над епископами и митрополитами Сирии, Келесирии, обеих Киликий, Месопотамии и всех других подчиненных ему диоцезов[19]. Впрочем, настоящее правило предписывает сохранять не только привилегии этих патриархов, но и привилегии иных областей и церквей, подчиненных митрополитам: как тем, которые ныне являются патриархами, так и автокефальным митрополитам, которые не подчинялись патриархам тогда и не подчиняются им теперь. Автокефальными являются митрополиты Асии, Понта, Фракии, Кипра, Африки и др. (Хотя и говорят иные, будто «другими областями» правило косвенно называет здесь диоцезы, подчиненные двум другим патриархам, Константинопольскому и Иерусалимскому, и лишь именует патриархов митрополитами, однако первое толкование вернее; см. также: Досифей. Двенадцатикнижие. С. 117, 123.) Таким образом, никакое дело церковного управления не должно совершаться без их согласия.

Поскольку же величайшее и главнейшее из всех церковных дел есть хиротония, то правило, соответственно, добавляет: кто станет епископом без ведома своего митрополита, тот, по определению этого великого Собора, не должен быть епископом. (Ведь даже если все множество епископов избрало епископа, тем не менее утверждение выбора остается за митрополитом. Кого он одобрит, тот и становится епископом. См. также примеч. к I Всел. 4.) В случае если все сообща изберут кого-либо в епископы согласно церковным правилам, а двое или трое начнут противоречить – не по уважительной и справедливой причине, но по любопрению и упрямству, то пусть победит мнение большинства[20], как определяет и правило Антиох. 19. А правило Карфаг. 13 говорит: если из числа сделавших выбор и подписавшихся кто-либо впоследствии будет действовать вопреки своему согласию и подписи – он сам себя лишит епископской чести.

Прочти также толкование Апост. 34.

Правило 7

Поскольку утвердился обычай и древнее предание почитать епископа Элии, то да имеет он последование чести с сохранением за митрополией собственного достоинства.

(Апост. 34; II Всел. 2, 3; III Всел. 8; IV Всел. 28; VI Всел. 36; Антиох. 19.)

Толкование

Настоящее правило допускает два толкования.

С одной стороны, Вальсамон и анонимный толкователь правил, с которыми согласны и некоторые паписты и кальвинисты, толкуют так: поскольку утвердилось древнее предание и обычай почитать епископа Элии, т. е. Иерусалима[21], ради того что в этом городе воплотился и пострадал Господь и спасительная проповедь распространилась священными апостолами из него по всему миру, то да имеет епископ Элии честь, соответствующую прежней, и в последующие времена, однако только честь, без какой-либо власти и достоинства. Ибо власть и достоинство должны сохраняться у митрополии Палестины, т. е. у Кесарии, называемой Стратоновой[22], которой, как говорят, подчинялся Иерусалим. Так и 12-е правило Халкидонского собора определяет, чтобы в тех городах, которые по императорским грамотам получили честь митрополии, епископы довольствовались одной честью, а собственные права сохранялись у истинных митрополий; таковым образом Маркиан удостоил чести Халкидон, а Валентиниан – Никею, как сказано в 13-м деянии IV Вселенского собора.

C другой стороны, Зонара и пр. полагают, что как предыдущее правило дало привилегии епископам Александрии и Антиохии или, лучше сказать, придало этим привилегиям новый вид (ἀνενέωσεν)23, потому что вводит их как некое новшество (привилегии же Рима не были возобновлены, поскольку оставались целыми и незыблемыми), так и настоящее правило почтило епископа Иерусалима. Иначе говоря, прежнее правило не только утвердило за названными епископами привилегии и патриаршую честь, но и установило порядок, по которому эта честь воздается: Римский патриарх – первый, Александрийский – второй, Антиохийский – третий. Так и настоящее правило не только утвердило за епископом Иерусалима патриаршую честь, но и определило порядок, согласно которому будут воздавать эту честь. Поэтому не сказано: «да имеет он честь», но «да имеет он последование чести», иными словами, пусть его почитают четвертым после трех.

А слова о том, что за митрополией должно сохраняться собственное достоинство, ясно показывают, что эта самая патриаршая честь не есть личная и частная (о которой см. примеч. 17 (примеч. к I Всел. 6)), но предоставленная митрополии Иерусалима, почему и переходит ко всем, кто в свое время становился преемником престола, а не только к тому или иному.

О том, что Иерусалим был митрополией, свидетельствует Иосиф, который в 7-й кн. об иудейской войне называет его «великим городом и главным городом (μητρόπολις) всего иудейского народа»24. Свидетельствуют и слова Филона: «...Главный город (μητρόπολις) не только Иудеи, но и многих других земель»25. Ведь апостольский престол в Иерусалиме не только главенствует почти над всей вселенной, но с самого начала также имел и имеет патриаршую привилегию. Во-первых, потому, что он имел у себя в подчинении митрополичьи области и диоцез, относящийся к патриарху. Именно поэтому соседние предстоятели Церквей, а не предстоятель Кесарии, избрали Дия Иерусалимского после того, как Наркисс удалился. Но когда Наркисс вновь появился, то его вновь призывают братья, согласно Евсевию26, а не один брат или предстоятель Кесарии. Наркисс же собрал Собор из четырнадцати епископов по вопросу о Пасхе прежде I Вселенского собора. Во-вторых, потому, что Иерусалимский епископ на I Вселенском соборе поставил свою подпись первым, а Евсевий Кесарийский пятым. И вообще говоря, митрополиты на Соборах и их подписи в деяниях и обращениях к самодержцам занимают различные места: иногда следуют первыми, иногда ставятся после других. Иерусалимский же епископ среди отцов Собора всегда бывает первым; всегда он в числе патриархов и никогда в числе митрополитов. Прочти у Досифея в «Двенадцатикнижии» гл. 4 кн. 2. А если даже мы и допустим, что Иерусалим подчинялся Кесарии, то что с того? Византий вначале подчинялся Ираклии, a после того как Византий сделался патриархией, Ираклия стала подчиняться ему. Таким же образом, даже если бы мы допустили (чего нет), будто Иерусалим подчинялся Кесарии – после того как Иерусалим получил честь быть патриархией, Кесария сохранила свое достоинство. Она была и впредь митрополией Палестины, но занимала более низкое место, чем Иерусалим: ведь она лишь митрополия, а Иерусалим – патриархия.

Прочти и Апост. 34.

Правило 8

Относительно некогда именовавших себя чистыми, но присоединяющихся к Кафолической и Апостольской Церкви святой и великий Собор решил, чтобы по возложении на них рук они пребывали в клире. Но прежде всего они должны письменно исповедать, что согласны с догматами Кафолической и Апостольской Церкви и будут следовать им, т. е. будут в общении и с второбрачными, и с падшими во время гонения, для которых и время установлено, и срок назначен, – так чтобы им во всем следовать догматам Кафолической Церкви. Итак, там, где – в селах или в городах – все находящиеся в клире окажутся рукоположенными только из них, пусть пребывают в том же чине. Если же некоторые присоединяются там, где есть епископ Кафолической Церкви, то ясно, что епископ Церкви будет иметь епископское достоинство, а именующийся епископом у так называемых чистых будет иметь пресвитерскую честь, если только епископу не будет угодно, чтобы тот участвовал в чести имени епископа. Если же ему это неугодно, пусть изыщет для него место или хорепископа, или пресвитера, чтобы по всему было видно, что он состоит в клире, но чтобы не было в городе двух епископов.

(Апост. 46, 47, 68; II Всел. 7; VI Всел. 95; Лаодик. 7, 8; Карфаг. 66; Василия Велик. 1, 47; Феофила Александр. 12; VII Всел. 14; Анкир. 13; Неокесар. 14; Антиох. 8, 10; Сардик. 6; Лаодик. 57; Василия Велик. 89.)

Толкование

Чистыми называются новациане[27]. Новат был пресвитером Римской Церкви28. Он не принимал отрекшихся во время гонения, но покаявшихся, а также не вступал в общение с второбрачными и говорил, что согрешивший после крещения более не может быть помилован, – согласно Епифанию (гл. о ереси 59)29 и Августину (разд. о ереси 38). Таким образом, хотя он и не погрешал в догматах веры и был не еретиком, а только раскольником, согласно 1-му правилу Василия Велик., однако за свое братоненавидение, а также за немилостивый и высокомерный нрав он, согласно Евсевию, был анафематствован Собором, состоявшимся в Риме при папе Корнилии, а также Соборами, бывшими против него в Карфагене при Киприане, в Антиохии и Италии30. От Новата получили свое наименование и последователи его злославия – новациане.

Принимая все это во внимание, настоящее правило говорит, что если таковые новациане присоединятся к Кафолической Церкви, представляется необходимым возлагать на них руки[31] и так принимать; и пусть они остаются в клире – разумеется, те, которые и в расколе суть клирики (так и правило Карфаг. 66 повелевает принимать донатистов через возложение рук). Но сверх того им подобает письменно исповедать, что они обязуются хранить все догматы Кафолической Церкви, будут принимать второбрачных и по принуждению отрекшихся от Христа и оказывать им снисхождение ввиду назначенного им срока покаянного правила для отрекшихся. И уже тогда, где бы они ни находились, в городах или селах, пусть остаются в клире и в том сане, в который каждый рукоположен, т. е. епископ пусть остается епископом, пресвитер – пресвитером и диакон – диаконом.

Епископ, однако, пусть остается таковым там, где нет православного епископа Кафолической Церкви. Но если в той же Церкви есть и православный епископ, пусть он и обладает достоинством, полнотой действия и именем епископа, а прежний новацианский епископ да обладает только пресвитерской честью. Исключение составляет лишь случай, если православный епископ пожелает, чтобы тот обладал честью и одним только именем епископа[32]. Но тогда последний не должен совершать какое-либо священнодействие как епископ, чтобы это не повлекло за собой неуместное последствие, а именно чтобы не было двух епископов в одном и том же городе (о чем см. в Апост. 35 и Двукрат. 16)[33]. А если православный епископ не желает и этого, то должен позволить бывшему новацианскому епископу занимать место хорепископа[34] или пресвитера, чтобы и тот был сопричислен к священнослужителям и клирикам и чтобы не оказался совсем исключенным из клира.

Правило 9

Если некоторые были произведены в пресвитеры без испытания или при испытании исповедали свои грехи[35], но, несмотря на их исповедание, человек пошел против правила и возложил на них руки, таковых правило не допускает до священнодействий. Ибо Кафолическая Церковь требует непорочности.

(Апост. 25, 61; Неокесар. 9, 10; Феофила Александр. 3, 5, 6.)

Толкование

Настоящее правило определяет, что те, которые намереваются принять посвящение, должны быть чистыми от грехов, служащих препятствием для священства, и что должно подвергать испытанию их жизнь и поведение. Если же некоторые стали пресвитерами без испытания или при испытании исповедали свои грехи, являющиеся препятствием для священства, но архиереи, которые испытывали их, пошли против правил и рукоположили их во иереи, – то эти недостойно посвященные не допускаются до священнодействий. После того как их обличат другие или они сами исповедуют грехи, которые служат препятствием для священства и которые были совершены ими до рукоположения, они извергаются, согласно Вальсамону и Зонаре, или прекращают священнодействовать, согласно анонимному толкователю правил. Правило называет и причину того, почему впавшие в грехи не допускаются до священства: ибо, говорит, Кафолическая Церковь настоятельно требует, чтобы иереи были непорочными, т. е. такими, которых нельзя укорить в грехах. Таким Павел повелевает быть и епископу, говоря: Епископ должен быть непорочен (1Тим. 3:2), т. е. не только свободным от обвинений, но и совершенно безупречным и безукоризненным[36].

Согласование

Согласно с настоящим правилом и правило Неокесар. 9 определяет, говоря: «Если пресвитер до рукоположения согрешит грехом плотского соития и после рукоположения исповедуется в нем, пусть более не священнодействует». Точно так же и диакон, если, совершив такой грех, после поставления исповедуется в нем, должен занимать только место служителя, по 10-му правилу того же Собора. А 3-е правило Феофила говорит, что пресвитер, по неведению недостойно рукоположенный и изобличенный после рукоположения, извергается из священства. Равно и диакон, поставленный недостойно, извергается, по 5-му правилу того же Феофила. To же говорит и 6-е его правило. И все грехи, за которые извергают из священства, если они совершены после принятия сана, равным образом влекут за собой извержение и в том случае, если они были совершены до принятия священства и либо изобличены, либо исповеданы после. Впрочем, они не только влекут за собой извержение, но и препятствуют стать иереем.

Правило 10

Если были произведены в клир некоторые из числа павших, по неведению или с ведома произведших их, то это не ослабляет силы церковного правила. Когда об этом станет известно, такие подлежат извержению.

(Апост. 62; Анкир. 1, 3, 12; Петра Александр. 10.)

Толкование

Те, которые пали, т. е. отреклись от Господа нашего Иисуса Христа[37], а потом покаялись, иереями не становятся. Неужели возможно стать иереем тому, кому по правилам запрещается причащаться Божественных Таин до самой смерти. Потому настоящее правило и говорит: если некоторые из вероотступников были рукоположены или потому, что рукоположивший архиерей не знал об их отречении, или потому, что хотя и знал, но пренебрег этим или счел, что хиротония может, как крещение, очистить их (по толкованию Вальсамона), – такое рукоположение, будь оно по неведению или с ведома, никак не ослабляет церковное правило и не препятствует ему запрещать их в священнодействии, отнюдь! Но как только обнаружится, что они рукоположены таким образом, они извергаются. Впрочем, те, которые до крещения приносили жертвы идолам, после крещения могут становиться священниками как омывшиеся, по правилу Анкир. 12. А те, которые претерпели мучения, были ввержены в темницы, с насилием и принуждением взяли в руки ладан или вкусили жертвенную пищу, если в остальном жизнь их добрая, производятся в клириков, по 3-му правилу того же Собора. Обрати внимание на то, что не только отрекшиеся до рукоположения, а потом рукоположенные извергаются, но и те, кто отрекся после рукоположения; прочти и Апост. 62.

Правило 11

Отступившим от веры не по принуждению, и не по причине лишения имущества, и не из-за опасности или чего-либо подобного, как случилось во время тиранического правления Лициния, Собор изволил все же оказать милость, хотя они и недостойны были человеколюбия. Итак, те, которые чистосердечно раскаются, пусть проведут три года среди слушающих, как верные, и семь лет припадают. Два же года пусть участвуют с народом в молитвах без причащения Святых Таин.

(Анкир. 6; Петра Александр. 3; Василия Велик. 73, 81; Григория Нис. 2.)

Толкование

Другие правила рассуждают о тех, которые отреклись от веры из-за жестокого насилия и великого принуждения, а настоящее правило говорит о тех, кто отрекся не вынужденно: таким, которые отступили от веры во Христа без какого-либо принуждения, или опасности, или лишения своего имущества, как было во времена тирана Лициния[38], – таким, говорю, хотя и недостойны они были человеколюбия и снисхождения, Собору все же показалось нужным оказать милость. Итак, те, которые истинно и от сердца, а не фальшиво и лживо, каются в совершенном грехе, – три года будут оставаться между слушающими, т. е. стоять в притворе у красных и царских врат храма и церкви, чтобы слушать Священное Писание, пока диакон не скажет: «Елицы оглашеннии, изыдите». После этого они должны выйти. Затем семь лет39 они будут припадать, т. е. входить внутрь храма и стоять позади амвона. И в этом случае они должны выходить вместе с оглашенными, когда диакон говорит: «Елицы оглашеннии, изыдите». Наконец, еще два года они будут участвовать в молитве вместе с народом, т. е. стоять на молитве вместе с верными, и не будут выходить вместе с оглашенными. Однако они не причащаются Божественных Таин до тех пор, пока не истекут два года[40].

Согласование

Отрекшимся только потому, что тираны пригрозили подвергнуть их мучениям, другими словами – без принуждения, на шесть лет возбраняется причащаться Божественных Таин, согласно Анкир. 6. Отрекшиеся добровольно, не из-за того, что претерпели что-либо тяжкое, но только из-за одной робости и страха, если в течение четырех лет покажут достойный плод покаяния, получат от этого пользу, по 3-му правилу Петра Александр. Согласно же 2-му правилу Григория Нис., тому, кто добровольно отрекся от Христа, временем покаяния служит вся его жизнь. Он не должен молиться в церкви вместе с верными и совсем не может причащаться Божественных Таин. Точно так же и брат Григория, Василий, предписывает то же в своем 73-м правиле: отрекшийся от Христа должен всю свою жизнь пребывать с плачущими, т. е. стоять даже вне притвора, на паперти храма, и просить народ, входящий в церковь, молить Господа о нем. В своем 81-м правиле Василий Великий говорит: те, которые отреклись без особого принуждения, вкусили от трапезы бесовской и принесли языческие клятвы, отлучаются на три года, а еще после восьми лет причащаются[41].

Для того чтобы ты, читатель, лучше представил себе, где были места плачущих, слушающих, припадающих и стоящих вместе, мы начертили в конце этой книги план, т. е. изображение церкви, – рассмотри его прилежно. A о плачущих и вообще обо всех кающихся повествует Созомен в 16-й гл. 7-й кн.: «С самого начала иереи решили, что кающимся неудобно объявлять грехи в церкви в присутствии народа, как в театре при свидетеле. Поэтому они назначили пресвитера из живущих наилучшим образом, молчаливого и благоразумного, приходя к которому грешники исповедовали содеянное»42. И еще говорит: «В Римской Церкви известно место для кающихся... Итак, кающиеся стоят там печальные и скорбные, и, после того как кончится Божественная литургия, эти несчастные, не причастившись, падают ниц на землю с плачем и рыданиями. Устремляясь прямо к ним, епископ и сам подобным образом падает на землю со слезами и сетованиями, а вместе с ними обливается слезами и все множество народа. Потом первым встает епископ, поднимает кающихся и, помолившись Богу о грехах их, отпускает их, и они уходят»43 [44].

Правило 12

Те, которые были призваны благодатью, показали первый порыв ревности и отложили воинские пояса, а после этого возвратились словно псы на свою блевотину45 (так что некоторые даже пустили в ход серебро и бенефициями добились того, чтобы их вновь причислили к воинству), после трех лет слушания пусть десять лет припадают. Однако в отношении всех их следует принимать в рассуждение их расположение и образ покаяния. А именно: те, которые страхом, слезами, терпением и благодеяниями – делом, а не внешним видом – доказывают свое обращение, пусть, исполнив определенное время слушания, примут участие в молитвах, как и положено. Вместе с тем епископу позволено обойтись с ними и более человеколюбиво. Но те, которые остались равнодушными и сочли, что им для обращения достаточно внешнего вхождения в Церковь, пусть исполнят все время епитимии.

(Петра Александр. 9, 11; VI Всел. 102; Анкир. 2, 5, 7; Лаодик. 1, 2; Василия Велик. 2, 3, 74, 84; Григория Нис. 4, 5, 7, 8.)

Толкование

Очевидно, что и это правило говорит о воинах-христианах, живших во времена Лициния. Оно выносит следующее определение. Некоторые воины-христиане, призванные и укрепленные Божественной благодатью, сначала показали благородство и стремление к мученичеству и отбросили свои пояса, которые были отличительным знаком их воинского звания, а после этого возвратились словно псы на собственную блевотину. Иначе говоря, они изменили свой образ мыслей и отреклись от веры, так что некоторые из них даже дали деньги и бенефициями, т. е. различными подарками и услугами (поскольку именно это и означает употребленное латинское слово) вновь добились прежнего воинского звания. Такие, говорю, после того как проведут три года на месте, отведенном для слушающих, пусть будут десять лет на месте для припадающих. Иначе говоря, пусть входят в церковь, но выходят из нее вместе с оглашенными.

Кроме всего этого архиерею и духовному отцу следует испытывать произволение этих отрекшихся, а также образ их покаяния и расположение к нему[46]. Ибо те, которые каются со страхом Божиим, умилостивляют Бога слезами и сокрушением, терпят скорби, совершают благодеяния, например милостыню, и другие добродетели и, говоря вообще, каются истинно и неподдельно, а не лицемерно и только по одной видимости, – такие, после того как полностью проведут указанные три года вместе со слушающими, с достаточным основанием допускаются к молитве вместе с верными и не выходят из церкви. Архиерей, помимо этого снисхождения, волен оказать им и еще большее человеколюбие и милость. А те, которые каются с безразличием и нерадиво и считают, будто для покаяния достаточно того, чтобы по видимости входить в церковь вместе с припадающими и вновь выходить вместе с оглашенными, пусть полностью исполняют и трехлетнюю епитимию слушания, и десятилетнюю припадания[47].

Согласование

О том, что в зависимости от покаяния и ревности кающихся следует оказывать им и соразмерное снисхождение в епитимиях, согласно говорят также следующие правила: Анкир. 2,5,7; Лаодик. 1, 2; VI Всел. 102; Василия Велик. 2, 3, 74, 84; Григория Нис. 4, 5, 7, 8. Кроме того, 29-е правило Никифора Исповедника говорит, что если мирянин по собственному произволению исповедует свои поползновения, духовник может применить к нему икономию.

Прочти также 9-е и 11-е правила Петра Александр.

Правило 13

Пусть соблюдается и ныне древний канонический закон о тех, кто находится при исходе из жизни: если кто-то отходит, не лишать его последнего и необходимейшего[48] напутствия. Если же, будучи в безнадежном положении и получив причастие, он вновь вернется к жизни, да будет лишь вместе с участвующими в молитве. Вообще же всякому отходящему, кто бы он ни был, и просящему причаститься Евхаристии, пусть епископ с испытанием преподает приношение.

Толкование

После того как эти божественные отцы вынесли определение об епитимии и о том, каким образом и какое время христоотступникам следует пребывать отлученными от общения, теперь, в настоящем правиле, они определяют: по отношению к тем из отступников, которые подвергаются опасности умереть, следует соблюдать древний канонический закон (которым, очевидно, было 6-е правило Анкирского собора, предшествовавшего I Вселенскому собору) о том, чтобы не лишать того, кто находится при смерти, совершенного и последнего напутствия, необходимейшего для этого пути и отшествия. А этим напутствием является причащение Божественных Таин[49]. Однако если находившийся при смерти после причастия останется в живых и выздоровеет, пусть только встает вместе с верными и участвует в молитве, но не причащается. А Вальсамон замечает, что тот, о ком говорит здесь правило, был из числа вместе стоящих, поэтому ему и предписывается вновь оставаться на своем месте. Если бы он был на месте для слушающих, ему надлежало бы возвратиться туда. Проще говоря, какую епитимию нес перед приобщением каждый подвергающийся этой опасности, к той же после приобщения ему следует возвратиться[50]. И, скажем вместе с правилом кафолическим и общим, каждому человеку, который подвергается опасности умереть и просит причаститься Божественной евхаристии, епископ или даже духовный отец, после испытания, должен преподать Божественные Тайны.

Согласование

Григорий Нисский говорит точно так же в своем 5-м правиле, а правило Анкир. 6, как мы уже сказали, рассматривая вопрос об отрекшихся только из-за одних угроз, добавляет: в том случае, если эти люди окажутся близ смерти, пусть будут приняты в общение Божественных Таин. Впрочем, и это с оговоркой: если они выздоровеют, то должны будут вновь вернуться на то место для кающихся, на котором каждый из них находился прежде преподанного по нужде причастия.

Правило 14

Относительно оглашенных и павших[51] святой великий Собор решил, чтобы они только три года пребывали слушающими, а после этого молились с оглашенными.

(Неокесар. 5; Лаодик. 19; Василия Велик. 20; Тимофея Александр. 6; Кирилла Александр. 5.)

Толкование

Оглашенные называются так от слова «оглашать», которое имеет значение «посредством слова научать новоначальных вере», поскольку они были оглашаемы и научаемы догматам православной веры. Оглашенные разделялись на два чина. Первый был более совершенным и назывался чином преклоняющих колени. Такие оглашенные уже приняли веру, но только отложили крещение. Поэтому они входили в церковь до молитвы об оглашенных (согласно Лаодик. 19), которая произносилась тайно и во время которой иерей возлагал руку на оглашенных, преклонявших колени. Когда же возглашалось: «Елицы оглашеннии, изыдите», они выходили из церкви.

Второй чин был менее совершенным и назывался «слушающие». Эти оглашенные стояли в притворе пред царскими вратами, слушали Божественные Писания и после слушания Божественного Евангелия выходили, как говорит Властарь, а также истолкователь Арменопула в «Кратком изложении правил» (разд. 5, тит. 3). Место, где должны стоять указанные два чина, ясно обозначено и на плане церкви, который мы начертили. А кардинал Бона (в 1-й кн. о литургии) и некоторые другие к этим двум чинам причисляют еще два, взяв сведения о них у западных отцов. Эти два чина носили названия соискателей (потому что искали крещения) и избранных, которые получали это название после того, как их вносили в список тех, кто должен принять крещение. Последних 7-я гл. 8-й кн. «Апостольских постановлений»52 и Кирилл Иерусалимский в своих оглашениях называют просвещаемыми. А как о крещаемых о них упоминает 8-я гл. той же книги «Постановлений»53 и 6-е правило Тимофея Александр[54].

Итак, после этих разъяснений вернемся к настоящему правилу. Оно говорит, что святому и великому Собору показалось разумным, чтобы те оглашенные первого и совершенного чина, которые отреклись от веры, три года стояли во втором и несовершенном чине оглашенных, слушающих Писания в притворе, а после этих трех лет молились вместе с первым и более совершенным чином оглашенных в церкви.

Но можно справедливо прийти в недоумение: почему Соборы так наказывают оглашенных, если они согрешили, а Великий Василий в своем 20-м правиле говорит: «Совершенно все, что было в жизни оглашенного, не истязуется»? Для разрешения этого кажущегося противоречия следует сказать вместе с Зонарой, что Василий Великий говорит не о том, что не должно наказывать оглашенных, если они согрешили прежде крещения (ибо он противоречил бы соборным правилам), но о том, что согрешения оглашенных не ведут к ответственности, т. е. к наказанию после крещения, поскольку они через крещение уже получают прощение не только того, что соделали, будучи оглашенными, но и того, что соделали пред тем, как стали оглашенными, иными словами – когда они пребывали в неверии.

Подвергаются же наказанию оглашенные потому, что, хотя на самом деле они еще и не находятся в Церкви и не суть ее действительные члены, однако стремлением, расположением и силой души они в Церкви. Ведь, по выражению Богослова (в слове на Светы), оглашенные находятся в преддверии благочестия и зачаты в вере, хотя еще и не рождены через крещение55. Потому они и не совсем лишены надежды спасения в том случае, если в силу непреодолимых обстоятельств не смогут принять крещения перед смертью, как это видно из надгробного слова, произнесенного божественным Амвросием на смерть царя Валентиниана, который умер, будучи еще оглашенным.

Итак, поэтому Соборы наказывают оглашенных как уже своих, принявших веру и именующихся христианами, и что закон говорит им, как находящимся под законом говорит, по выражению апостола (Рим. 3:19).

Правило 15

По причине многих смятений и случающихся разногласий решено совершенно отменить обычай, возникший в некоторых местах вопреки апостольскому правилу, – так чтобы уже ни епископ, ни пресвитер, ни диакон не переходил из города в город. Если же кто-то после этого определения святого и великого Собора предпримет нечто подобное или допустит сделать с собой такое, содеянное им да будет совершенно недействительным, а перешедший да будет возвращен церкви, в которой он был рукоположен во епископа или пресвитераp56.

(Апост. 14, 15; IV Всел. 6; Антиох. 3, 21; Сардик. 1, 16; Карфаг. 57)

Толкование

Настоящее правило определяет следующее. Показалось необходимым совершенно упразднить тот обычай, который был изобретен в некоторых местах вопреки установлению и законоположению апостольского правила (т. е. Апост. 14, а также Апост. 15), ввиду многих смятений и междоусобиц, последовавших за этим нарушением. А именно, устроить так, чтобы ни епископ, ни пресвитер, ни диакон не переходил из одного города в другой. Если же после настоящего правила этого святого Собора кто-либо попытается совершить такой поступок и перейдет из одного города в другой, то предпринятый им переход пусть будет совершенно недействительным, а епископ, пресвитер или диакон – возвращен той церкви, для которой был рукоположен. Потому что не только епископы, но и пресвитеры и диаконы должны рукополагаться для определенной церкви, а не без конкретного назначения, по IV Всел. 6.

Прочти Апост. 14, 15.

Правило 16

Те, которые опрометчиво, ни страха Божия пред очами не имея, ни церковного правила не зная, удалятся от своей Церкви, – пресвитеры, диаконы или вообще причисленные к клиру (τῷ κανὸνι) – ни в коем случае не должны быть приняты в другой Церкви, но следует всячески принуждать их вернуться на свои приходы; или, если они останутся упорными, подобает лишить их церковного общения. Если же кто-то дерзнет похитить принадлежащего другому и рукоположить его в своей Церкви без согласия его епископа, от которого ушел принадлежащий к клиру, да будет это рукоположение недействительным.

Толкование

Предыдущее правило определяет, что пресвитеры и диаконы должны быть возвращены той Церкви, в которой приняли рукоположение, а настоящее правило налагает на таких запрещение в служении в том случае, если никоим образом не удастся убедить их вернуться. Правило говорит: пресвитеры, или диаконы, или причисленные к клиру[57], которые, не боясь Бога и не зная церковного правила (т. е. Апост. 15), опрометчиво удалятся от Церкви, в которой приняли рукоположение, ни в коем случае не должны быть приняты в другой Церкви (разумеется, при отсутствии представительных и отпустительных грамот), но должно принуждать их вернуться в свою. Если они продолжают упорствовать, то следует их отлучить не от Таин и не от верных мирян в Церкви (ибо иначе это правило противоречило бы Апост. 15, которое таковых не отлучает от общения с мирянами в Церкви), но от сопресвитеров и содиаконов, имеющих одинаковый с ними сан. Иными словами, они не могут служить с посвященными, но должны оставаться под запрещением. Если же какой-либо епископ дерзнет коварно похитить чужого клирика, подчиненного другому епископу, и рукоположить его (очевидно, в более высокий сан) в своей Церкви без согласия того епископа, от которого ушел клирик, да будет недействительным такое рукоположение.

Прочти и Апост. 15.

Правило 17

Поскольку многие причисленные к клиру, движимые любостяжанием и лихоимством, забыли Божественное Писание, говорящее: Серебра своего не давал в рост (Пс. 14:5), и, давая в долг, требуют сотых, то святой и великий Собор судил: если окажется, что кто-либо после этого определения взимает лихву с данного взаймы, или иным образом устраивает это дело, или требует половинного роста, или вообще измышляет что-либо иное ради постыдной наживы, то да будет извержен из клира и исключен из чина клириков.

(Апост. 44; VI Всел. 10; Лаодик. 4; Карфаг. 5, 20; Василия Велик. 14.)

Толкование

Различные правила, как и настоящее, запрещают брать проценты с денег. Оно говорит: поскольку многие каноники, т. е. клирики, возлюбив любостяжание и лихоимство, забыли псаломское изречение Давида, гласящее: «Денег своих не давал под проценты» (речь идет о праведнике, который вселится в святую гору Господню58, а под ней понимается Царствие Небесное), но, давая взаймы, домогаются получить со своих должников сотые[59], т. е. двенадцать монет со ста (такой рост был самым тяжелым по сравнению с остальными), – то этот святой и великий Собор почел правым следующее. Если окажется, что после этого правила какой-либо клирик берет проценты или замышляет некое предприятие для взимания роста или иной оборот (а именно, желая скрыть то, что он берет проценты, дает деньги имеющим нужду и договаривается делить с ними доход и прибыль от этих денег, называя себя не заимодавцем, но соучастником и компаньоном), – итак, если окажется, что кто-либо поступает так, или требует половинного роста (т. е. половину сотенного роста: шесть монет вместо двенадцати, которые составляют полный процент со ста), или измышляет что-то подобное ради постыдной наживы, да будет извержен из клира и отчужден от чина клириков.

Прочти и Апост. 44.

Правило 18

Дошло до святого и великого Собора, что в некоторых местах и городах диаконы преподают пресвитерам Евхаристию, тогда как ни правило, ни обычай не заповедали о том, чтобы не имеющие власти совершать приношение преподавали Тело Христово приносящим. Сделалось известным также и то, что некоторые из диаконов касаются Евхаристии даже прежде епископов. Итак, пусть все это будет пресечено, и диаконы да пребывают в своих пределах, зная, что они – служители епископа и ниже пресвитеров. Пусть они принимают Евхаристию по порядку, после пресвитеров, от преподающего ее им епископа или пресвитера. Более того, да не будет позволено диаконам сидеть среди пресвитеров, ибо это противоречит правилу и порядку. Если же кто-либо не захочет повиноваться и после этих определений, да будет лишен диаконства.

(VI Всел. 7; Лаодик. 20.)

Толкование

Повсюду должно сохраняться благочиние, в особенности же среди священнослужителей. Поэтому настоящее правило исправляет то, что совершается не по чину. Оно говорит: дошло до слуха этого святого и великого Собора, что в некоторых местах и городах диаконы преподают Божественное причастие пресвитерам, чего ни какое-либо писаное правило, ни неписаный обычай не передали, – т. е. чтобы Тело Христово священнодействующим иереям преподавали диаконы, не имеющие власти совершать это священнодействие[60]. Кроме того, указано было еще и на то, что некоторые из диаконов причащаются перед пресвитерами. Итак, все эти бесчинства пусть будут устранены, и диаконы пусть пребывают в своих пределах, т. е. не преподают Евхаристию иереям и не причащаются прежде них, зная, что они сами – служители епископа, как показывает и само их имя, ибо «диакон» значит «служитель». Они ниже и меньше пресвитеров, меньший же благословляется большим, как говорит апостол (Евр. 7:7), а не наоборот. Пусть же они принимают Божественную евхаристию по порядку, после того как причастятся пресвитеры, от преподающего им ее епископа или (если нет епископа) пресвитера. Диаконам не позволяется также сидеть среди пресвитеров, поскольку и это бесчинно и противоречит правилу, ибо указывает на то, что диаконы равночестны пресвитерам, а это не так. Если же после этого правила какой-либо диакон не окажет повиновения, да будет лишен своего диаконства.

Согласование

Соответственно настоящему правилу выносит определение и правило VI Всел. 7. Оно предписывает низводить со своей степени и делать последним в своем чине того диакона, который по дерзости сядет выше пресвитеров, даже если он занимает какую-либо церковную должность[61]. Исключением является только тот случай, когда он отправится в другой город как представитель своего патриарха или митрополита: тогда его должно почитать более, чем пресвитеров. Правило Лаодик. 20 говорит, что диакон не должен садиться прежде пресвитера. А 56-е правило того же Собора запрещает иереям входить в алтарь и садиться прежде, чем войдет архиерей.

Обрати внимание на то, что, согласно Зонаре и Вальсамону, 18-е правило настоящего Собора говорит о тех диаконах, которые сидят выше пресвитеров в алтаре во время божественного священнодействия, и поэтому налагает на них более суровое наказание, т. е. лишает священнодиаконства. А правило VI Всел. 7 говорит о тех, которые сидят выше пресвитеров не в церкви, но в собраниях вне алтаря, и поэтому наказывает их мягче, одним только низведением с их места.

Правило 19

О бывших павлианах, потом обратившихся к Кафолической Церкви, вынесено постановление: непременно их перекрещивать. Если же некоторые в прошлом были причислены к клиру, то, если они окажутся безупречны и непорочны, пусть после перекрещивания будут рукоположены епископом Кафолической Церкви. Если же при испытании обнаружится их неспособность к этому, им подобает быть изверженными. Равным образом и в отношении диаконисс, и вообще причисленных к клиру пусть соблюдается это постановление. Упомянули же мы о диакониссах, причисляемых к таковым по одеянию, поскольку они не имеют никакого рукоположения и, следовательно, по всему могут быть отнесены к мирянам.

(Апост. 47; I Всел. 2; VI Всел. 95; Лаодик. 7, 8; Карфаг. 66.)

(IV Всел. 15; VI Всел. 14, 40; Василия Велик. 44; Карфаг. 6, 51, 135.)

Толкование

Настоящее правило выносит определение о тех, которые родились в ереси Павла Самосатского[62], но потом прибегли к Кафолической Церкви. Оно говорит: было принято правило и постановление безоговорочно перекрещивать таковых еретиков (обрати внимание, что Собор называет крещение павлиан крещением не в собственном смысле и не ради него самого, но сравнивая его с нашим крещением, и употребляет глагол «перекрещивать», т. е. «крестить второй раз»; см. также предисловие к правилу Карфагенского собора при Киприане), поскольку эти еретики не были крещены так, как православные. Если же некоторые из них и были хиротонисаны и стали клириками прежде православного крещения (потому что хиротонисавшие их архиереи не знали, что они еретики), или же они приняли хиротонию в клире павлиан, то, после того как они будут перекрещены православным крещением, если их жизнь окажется безупречной и безукоризненной[63], пусть примут хиротонию от епископа Кафолической и Православной Церкви, поскольку прежняя их хиротония, которую они приняли, будучи еретиками, вообще не считается хиротонией. Неужели возможно, чтобы тот, кто не был крещен в соответствии с православной верой, принял сошествие Святого Духа и благодать в хиротонии? Если же при исследовании окажется, что они недостойны священства, подобает их извергнуть, т. е. исключить из клира. Слово «извержение» употреблено здесь не в собственном смысле, но вместо слова «исключение», поскольку в собственном смысле извергается тот, кто прежде был возведен на высоту священства и клира. А из какого чина извергать тех, кто вообще не принимал хиротонии? Конечно же, ни из какого. Или, возможно, правило говорит, что они должны быть извержены из священства и клира павлиан, потому что как крещением оно назвало совершаемое у них, так и существующее у них назвало клиром, а отсюда и «извержение». Подобным образом и правило Лаодик. 8 то, что учреждено у монтанистов, называет клиром.

Все, что мы сказали о мужчинах, подобает точно таким же образом соблюдать и по отношению к женщинам: если каких-то женщин-павлианок православный епископ хиротонисал в диакониссы, не зная об их ереси, или они были рукоположены в чин диаконисс у павлиан, пусть будут перекрещены и, если после крещения окажутся достойными этого служения, пусть тоже принимают хиротонию как диакониссы (см. также Апост. 46, 47 и II Всел. 7). Прибавление в правиле: «Упомянули же мы о диакониссах, причисляемых к таковым по одеянию, поскольку они не имеют никакого рукоположения и, следовательно, по всему могут быть отнесены к мирянам», – хотя и неясно, но общий смысл его таков: мы особо упомянули о диакониссах, получивших у павлиан это одеяние, т. е. звание диаконисс, поскольку и они, как и прочие клирики павлиан, должны быть признаны мирянами. Как те клирики не имели хиротонии, будучи лишены Божественной благодати, так и их диакониссы имели только одеяние диаконисс, но хиротесии, истинной и дарующей благодать, не имели. А значит, и их после крещения следует признавать мирянами, каковыми они были и прежде.

Согласование

Правило VI Всел. 95 точно таким же образом, как и настоящее правило, говорит: «Было определено перекрещивать павлианистов, т. е. тех, кто от рождения придерживался ереси Павла». Правило IV Всел. 15 повелевает, чтобы диаконисса рукополагалась в сорокалетнем возрасте (то же самое говорят и VI Всел. 14, 40), и анафематствует ту, которая, проведя некоторое время в служении[64], потом вышла замуж. 44-е правило Василия Велик. диакониссу, соблудившую с язычником, отлучает на семь лет от таинств, однако не лишает ее молитвы и общения с верными. 2-е постановление 1-го тит. «Новелл» (у Фотия тит. 8, гл. 14) говорит, что диакониссе не подобает жить вместе с тем, кого можно заподозрить в непристойном поведении. Если же и после того, как епископ прикажет ей удалить этого человека и не жить вместе с ним, она отложит это на время, то ее лишают служения и заключают в монастырь на всю жизнь.

Прочти также примеч. к Апост. 47.

Правило 20

Поскольку некоторые преклоняют колена в воскресенье и в дни Пятидесятницы, то, ради того чтобы в каждой епископской области все соблюдалось одинаково, угодно было святому Собору, чтобы молитвы Богу возносили стоя.

(VI Всел. 90; Петра Александр. 15.)

Толкование

Обычаи, переданные апостолами и святыми отцами, должны соблюдаться все и всеми Церквами, а не только некоторые и некоторыми Церквами. Поэтому настоящее правило и определяет: поскольку некоторые христиане преклоняют колена и в день воскресный, и во дни от Пасхи до Пятидесятницы, что против правил и неуместно – впредь, ради того чтобы во всех православных Церквах вселенной соблюдались все апостольские и отеческие предания (одно из которых – не преклонять колен в воскресенье и в течение всей Пятидесятницы), этот святой Собор счел уместным, чтобы все христиане в эти дни возносили свои молитвы Богу не коленопреклоненно, но стоя прямо.

Согласование

Правило VI Всел. 90, говоря о том же, определяет еще и время, когда следует прекращать коленопреклонения, а именно: после входа иереев в алтарь на вечерне в субботу; а также время, когда их следует возобновлять, – после входа иереев, который бывает во время светильничной молитвы на воскресной вечерне65, или, иначе говоря, от одного вечера до другого. 15-е правило Петра Александр. также говорит: «В день воскресный мы по преданию не преклоняем колена». А Василий Великий в 27-й гл. «О Святом Духе», которая есть 91-е его правило, не только говорит, что мы не должны преклонять колен в день Господень и Пятидесятницу, но и указывает основание и причины, по которым мы этого не делаем: «В воскресенье мы молимся стоя[66] не только потому, что в этот день мы совоскресли со Христом и должны искать горних и небесных, но и потому, что день Господень – это образ и знак грядущего века, того самого, в который все обрящутся воскресшими. Поэтому он, будучи началом дней, назван Моисеем не первым, но единым; он же есть и восьмой. Этот день изображает тот воистину восьмой день, который наступит после завершения сего седмеричного века. А во время всей Пятидесятницы – потому что и она есть воспоминание чаемого в грядущем веке воскресения, – мы также молимся стоя, чтобы через прямое положение тела переносить ум наш от настоящего века к грядущему».

Согласно с Василием Великим говорит и божественный Иустин в ответе на 115-й вопрос: «То, что мы в день Господень не преклоняем колена, есть символ воскресения, через которое мы Христовою благодатью были освобождены от греха и смерти. А в Пятидесятницу мы не преклоняем колен, поскольку она равносильна дню Господню – и это тоже воспоминание воскресения. Такой обычай, – говорит Иустин, – берет начало от времен апостольских, как утверждает блж. Ириней, мученик и епископ Лугдуна, в слове о Пасхе»67.

И божественный Епифаний подтверждает то, что коленопреклонения не совершаются в течение всей Пятидесятницы68. To же говорят и священный Августин в послании к Ианнуарию, и Иероним в слове против луцифериан, и божественный Амвросий, и Тертуллиан. Кроме того, 1-е правило Феофила Александр. определяет чтить и праздновать каждое воскресенье: оно есть и первый день, как начало жизни, и восьмой, поскольку превзошло иудейскую субботу, которая является седьмым днем.

Обрати внимание, что правило Карфаг. 56 говорит, что среди всего рассмотренного и одобренного в Никее было утверждено и установлено письменное правило: иереям литургисать натощак, однако в этих правилах Никейского собора такого нигде нет69.

* * *

1

Четыре отличительных признака Вселенских соборов я нахожу в разных местах многих сочинений, а особенно у Досифея (Двенадцатикнижие. С. 1018). Из них три – косвенные и совпадают с признаками некоторых Поместных соборов, а один – главнейший и, можно сказать, существенный, основополагающий и отличительный признак всех Вселенских соборов.

Первый признак всех Вселенских соборов – это то, что они должны собираться по распоряжениям не папы или какого-либо патриарха, но императоров. Этот признак составлял принадлежность и Поместного собора в Сардике, который был созван Констанцием и Константом, и Собора в Антиохии, тоже созванного по распоряжению Констанция, хотя и с другой целью – ради освящения храма в Антиохии (Досифей. Двенадцатикнижие. С. 133).

Второй признак заключается в том, что Собор должен созываться для рассмотрения вопросов о вере и, следовательно, на каждом из Вселенских соборов должно быть вынесено постановление и догматическое определение (Досифей. Двенадцатикнижие. С. 633). Но и этот признак присущ некоторым Поместным соборам, например, Собору в Карфагене, который, исследовав ересь Пелагия и Целестия, изложил догматические определения.

Третий признак состоит в том, что все изложенные Соборами догматы и правила должны быть православными, благочестивыми и согласными с Божественными Писаниями или предшествовавшими Вселенскими соборами. Потому и знаменито утверждение св. Максима по этому поводу: «Состоявшимся Соборам придает силу благочестивая вера» и еще: «Правота догматов утверждает Соборы». Однако и этот признак свойствен большинству Поместных соборов, за исключением некоторых.

Четвертый и последний признак заключается в том, что согласиться с постановлениями и правилами Вселенских соборов и принять их должны все православные патриархи и архиереи Кафолической Церкви, присутствуя на Соборе или лично, или через своих представителей, а при отсутствии последних выражая согласие своими письмами. Это согласие патриархов и архиереев вселенной, как мы сказали, составляет основополагающий и отличительный признак Вселенских соборов. Основополагающий потому, что он созидает Соборы и присваивает им наименование Вселенских, а отличительный потому, что не усматривается ни у одного Поместного собора и отличает только соборы Вселенские. Потому Собор, который состоялся при Копрониме во Влахернах и был назван иконоборцами Вселенским, осудили и св. Герман, и Дамаскин, и Стефан Новый, и многие другие, а также VII Вселенский собор в 6-м деянии. Они сказали, что без согласия всех прочих патриархов Вселенский собор не может ни быть, ни называться Вселенским. Так, Епифаний от лица VII Вселенского собора произнес: «Какой же он [Собор во Влахернах] великий и Вселенский, если его не приняли и с ним не согласились предстоятели прочих Церквей, но предали его анафеме?» (Досифей. Двенадцатикнижие. С. 634). Почти теми же словами и св. Максим обличил лжесобор монофелита Пирра, который считал этот собор Вселенским (Maximus Conf. Disp. Pyr. // PG 91, 352CD).

Я сказал, что Вселенские соборы созидаются согласием и одобрением всех патриархов, а не одним их личным присутствием или присутствием их представителей. Ибо ни на одном из семи Вселенских соборов папы не присутствовали лично, а на II и V Соборах не было ни самих пап Дамаса и Вигилия, ни их представителей, тем не менее эти Вселенские соборы остались Вселенскими, потому что отсутствовавшие папы выразили свое согласие с определениями Соборов, одобрили их в письмах и поставили под определениями подписи. A то, что Вселенские соборы созидаются не личным только присутствием или присутствием представителей, но гораздо более согласием, показал пример двух Соборов, я говорю о Сардикийском и Флорентийском. Хотя Сардикийский собор и был вначале назван Вселенским (см. об этом в предисловии к нему) и на нем присутствовали все патриархи, одни лично, другие через своих представителей, но поскольку восточные патриархи и архиереи отделились и не согласились с его постановлениями, постольку он, вначале Вселенский, по результату и окончанию стал Поместным. Подобно этому и Собор во Флоренции хотя и был назван Вселенским, но из-за того, что представитель патриарха Антиохийского, епископов Востока, а прежде всего – самого Александрийского патриарха, святейший Марк Эфесский (Представителем патриарха Александрийского был Антоний Ираклийский, Антиохийского – Марк Эфесский, Иерусалимского – Дионисий Сардикийский, а после его смерти Дорофей Монемвасийский) не согласился с ним, он из Вселенского превратился в Поместный. Да что там в Поместный? По справедливости он обратился в лжесобор, потому что не имел и третьего признака Вселенских соборов: его определение не согласовывалось с Божественным Писанием и прочими Соборами.

Видишь, как несогласие кого-либо из патриархов и Вселенские соборы делает Поместными? И напротив, согласие всех патриархов вселенной Поместные соборы превращает во Вселенские и кафолические. По этой причине Поместные соборы и их правила, принимаемые Вселенскими соборами (преимущественно VI-м), получают вселенскую, иначе кафолическую силу и достоинство.

Согласно сказанному нетрудно дать определение Вселенского собора: Вселенский собор – это Собор, который созван по распоряжению императора, издал догматическое определение о вере, его постановления благочестивы, православны и согласны со Святыми Писаниями и предшествовавшими Вселенскими соборами. Его должны единогласно принять все патриархи и архиереи Кафолической Церкви, присутствуя на Соборе или лично, или через своих представителей, или, если и они отсутствовали, выразив свое согласие грамотами с подписями.

Итак, каждый Вселенский собор, имеющий эти отличительные признаки, есть сама Святая и Соборная Церковь, в которую мы веруем, что и выражено в Символе веры. По этой причине, согласно богословам, Вселенский собор приобретает и четыре других свойства.

Во-первых, вечную силу и непреложность, ибо сказано: И другого Утешителя даст вам, да пребудет с вами во век (Ин. 14:16); и се, Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28:20).

Во-вторых, безошибочность и непогрешимость, ибо Церковь, чье лицо представляет Вселенский собор, есть столп и утверждение истины, по словам ап. Павла (1Тим. 3:15), и потому решения Вселенских соборов равнозначны решениям Святого Духа истины, ибо сказано: Тот научит вас всему и напомнит вам все (Ин. 14:26), что верно особенно для Вселенских соборов. Ибо если 8-е правило Григория Чудотворца говорит о Поместном Анкирском соборе: «До тех пор, пока что-либо решат, сойдясь вместе, святые отцы и прежде них Дух Святой», то сколь более сказанное истинно для соборов Вселенских? Сам Дух Святой стоит во главе их, просвещает их и не попускает заблуждаться в своих решениях, потому что Бог внушает Свою правду бесчисленным священникам, собравшимся на Собор, о чем говорит послание Карфагенского собора к Целестину.

В-третьих, становится величайшей и высшей инстанцией не только в том, чтобы предлагать справедливое и истинное в качестве совета, но и в том, чтобы принуждать противящихся к подчинению, назначая им подобающие церковные епитимии, а также производя суд и расследуя дела и пап, и патриархов, и находящихся повсюду во вселенной архиереев, клириков и мирян.

И в-четвертых, Вселенский собор выносит определение и решение по всем возникающим вопросам и делам, как общим, так и частным, и разрешает все споры и любопрения еретиков и раскольников. Ибо, по словам Кирилла Иерусалимского (Огласительная беседа 18), «Церковь называется Кафолической (Καθολική) потому, что в полноте (καθόλου) и без упущений преподает совершенно все учение о видимом и невидимом, которое должен знать человек» (Cyr. Hieros. Catech. 18. 23 // PG 33, 1044AB).

А потому последним судьей в церковных делах все провозглашают не Божественное Писание, но Вселенский собор, согласно II Всел. 6, и решение и мнение этого судьи не подлежит апелляции к другому, высшему суду. Если, согласно 1-му тит. 9-й кн. «Василик», апелляционный иск подается из любого суда в другой, больший суд, то решение епископов, правильность которого сомнительна, подлежит обжалованию на высшем Соборе митрополитов, решение митрополитов – на Соборе экзарха или патриарха диоцеза, решение патриарха – на Вселенском соборе. И здесь любая апелляция достигает предела, потому что не существует другого, более высокого суда, нежели суд Вселенского собора. Если же, согласно «Василикам» и постановлениям Юстиниана и Льва Мудрого, суд патриархов также не подлежит апелляции, то здесь имеется в виду то, что один патриарх не может судить решение другого патриарха; однако это не относится к Вселенскому собору, который заново производит суд над решениями всех патриархов и пап, как если бы они не вынесли совсем никакого решения. Так и решение эпарха хотя и не подлежит апелляции (потому что не пересматривается никем другим), но, несмотря на все это, те спорные вопросы, которые эпарх решить не может, рассматривает и решает сам император. Таким образом, какую власть имеет самодержец в государстве, такую же власть имеет и Вселенский собор в Церкви (Досифей. Двенадцатикнижие. С. 309, 384).

Я сказал, что последним судьей в Церкви является не Божественное Писание, как утверждают лютеране и кальвинисты, а Вселенский собор, потому что во многих местах Божественное Писание выражается неясно и каждый из еретиков искажает неясный смысл Писаний в пользу своей ереси, а значит, для того чтобы объяснить истинный смысл Писаний, необходимо толкование, и судья здесь не кто иной, как Вселенский собор. Кроме того, наряду с подлинными и каноническими книгами Писания существуют и подложные еретические книги, которые еретики дерзают надписывать как канонические. По этой причине Вселенский собор утверждает подлинные книги и отвергает подложные и апокрифические, как сделал этот I Собор (см. также примеч. к Апост. 60) и как поступил VI Вселенский собор с «Апостольскими постановлениями». Потому и священный Августин, зная это, точно заметил: «Я бы не поверил в Евангелие, если бы меня к этому не побудил авторитет Церкви» (письмо 154).

Из всего сказанного следует вывод о том, что никто не может противиться Вселенским соборам, оставаясь при этом благочестивым и православным, но вообще все без исключения обязаны им повиноваться. Ибо противящийся и сопротивляющийся им тем самым противится и сопротивляется Самому Духу Святому, говорящему через Вселенские соборы, становится еретиком и предается анафеме, поскольку и папа Григорий Двоеслов (кн. 1, письмо 24) предает анафеме не повинующихся Вселенским соборам. Да и сами Соборы анафематствуют не повинующихся им. Да что там еретиком – язычником и нечестивцем признается тот, кто не слушается Церкви, чье лицо представляет Вселенский собор! Ибо Господь сказал: Если и Церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь (Мф. 18:17), поскольку Вселенский собор – это последнее решение и суд Церкви, согласно Августину (письмо 162). To же самое Бог заповедал соблюдать и собору иереев Ветхого Закона: Если же, сказано, затруднительно будет для тебя рассудить дело между кровью и кровью, и между судом и судом... и придешь к священникам левитам и к судье, который будет в тe дни, и, исследовав, они возвестят тебе решение... не уклоняйся от суждения, которое они возвестят тебе, ни направо, ни налево. А человек, который поступит так заносчиво, что не послушает священника, или судьи, пусть умрет человек тот, и истреби лукавого от Израиля (Втор. 17:8–9,11–12).

Нужно добавить к сказанному, что Вселенскими названы в собственном смысле только семь Соборов, потому что все они были собраны по законам Вселенских и определили все, что было необходимо знать. Следовательно, все возникающие вопросы могут быть легко разрешены на основе постановлений этих семи Соборов (Досифей. Двенадцатикнижие. С. 633). Несмотря на то что после VII Вселенского собора и другие Соборы назывались Вселенскими (как Двукратный собор и Собор в храме Святой Софии), однако их называли так неправильно, потому что ни один из них не был созван по законам Вселенских соборов, а значит, они не могут быть причислены к семи Вселенским соборам и увеличить их число. Так, Собор, который латиняне назвали VIII Вселенским и который был созван для осуждения Фотия, позже был отвергнут Собором, состоявшимся в защиту Фотия, причем первый постановлено даже не называть Собором. Однако же, несмотря на это, все семь Вселенских соборов равночестны – в силу того, что они Вселенские.

С другой стороны, первый такой Собор из-за своей древности и святости стал и всегда остается первообразом и первоначальным основанием всех Вселенских соборов: ему подражали все следующие за ним Соборы и в воззваниях, и в заседаниях, и в определениях. Двоеслов назвал его главой всех Соборов, и на устах у всех было одно слово: «Да соблюдаются Никейские определения». Карфагенский собор много потрудился, что выразилось и в его деяниях, и правилах, и посланиях к Вонифатию и Целестину, для того чтобы не принимались другие правила, кроме этих истинных правил Собора в Никее. А Афанасий Великий и божественный Златоуст торжественно провозглашали: «Да не соблюдаются иные правила, кроме правил Никейского собора».

2

Во время проведения I Вселенского собора римским папой был Сильвестр. Понтификат папы Юлия приходился на 337–352 гг.

3

Желая избежать ненависти православных, которую возбудил в них Павел Самосатский (учивший, что рожденный от Девы Сын и Слово Божие есть простой человек), александрийский пресвитер Арий говорил, что Сын существовал и прежде рождения по плоти, однако не как Бог, а как одно из созданий и творений, поскольку был сотворен Отцом во времени.

А о том, на сколько партий разделилась арианская ересь, смотри в примеч. к II Всел. 1.

4

В настоящее время считается, что I Вселенский собор длился три с половиной месяца.

5

Phot. Bibl. 256 // PG 104, 113A. Вероятно, здесь допущена ошибка: в указанном месте читаем, что Собор длился три с половиной года.

6

Обрати внимание, что слово «единосущный» употреблялось благочестивыми и прежде I Вселенского собора, но поскольку, согласно божественному Иларию, савеллиане и сторонники Павла Самосатского воспользовались этим словом для того, чтобы упразднить Троицу богоначальных Ипостасей, то собравшиеся против Павла в 272 г. в Антиохии 180 отцов отвергли этот термин, впрочем лишь номинально (в то время как и смысл, и значение, заключенные в нем, они признавали). Они сделали это ради того, чтобы не дать еретикам точки опоры, потому что Павел мудрствовал, будто из термина «единосущный» следует вывод о существовании трех сущностей. Одна – первоначальная Отца, вторая – Сына и третья – Святого Духа, и из первой две последние должны появляться как отсеченные части, по словам Афанасия (Послание против арианской ереси) (см.: Athanas. Alex. De synodis 45 // PG 26, 772C). А собор в Никее, будучи Вселенским по своему достоинству, определил, что, возвещая слово «единосущный», должно признавать не только заключенный в нем смысл, но и сам этот термин (см.: Досифей. Двенадцатикнижие. С. 1034).

Именно единосущным провозгласил этот Собор Сына и Слово Божие, а не подобосущным, как коварно говорили полуариане. Действительно, «единое» (т. е. «тождественное»), согласно «Логике» Аристотеля, говорится о сущности, а «подобное» – о качестве и вообще акциденциях сущности, а не о сущности и природе. И, в свою очередь, сказано, что Он единосущный, а не сосущный, поскольку, как отмечает божественный Епифаний в «Анкорате», «сосущность» (τὸ συνούσιον) означает единство без какого-либо различия (как утверждал Савеллий), а «единосущие» означает единство с различием и происхождение одной Ипостаси от другой (Epiph. Ancor. 6 // PG 43, 25BC).

7

 Отметь, что этот Никейский Символ немного отличается в отдельных выражениях от известного всем нам Символа, который мы читаем ежедневно, а кроме того, в нем нет ни слов «Егоже Царствию не будет конца», ни богословия о Святом Духе, ни остальных членов до конца Символа, ибо их добавил II Вселенский собор, приведя Символ в тот неизменный вид, в каком мы читаем его ныне. Следовательно, в т. 2 на с. 155 «Синодикона», в 5-м деянии IV Собора, где помещен Никейский Символ со словами «Егоже Царствию не будет конца», безусловно, допущена типографская ошибка, поскольку во всех других местах он приводится без этих слов, как, например, в т. 1 на с. 283 «Синодикона», в 18-м деянии VI Вселенского собора (Синодикон. Т. 2. С. 650), в деяниях Карфагенского собора, у Сократа (кн. 1, гл. 8) (PG 67, 68АВ) и вообще везде. А поскольку эти слова прибавил II Вселенский собор, смотри также предисловие к нему. Еще отметь, что этот Никейский Символ по одним кодексам содержит слова «и седяща одесную Отца», a пo другим нет.

Как достойное упоминания отметим здесь и то, что Символ веры читался в древней Церкви только в Великую пятницу, когда епископ наставлял оглашенных, готовившихся креститься в ночь Великой субботы, на рассвете дня Пасхи, как повествует об этом Феодор Чтец во 2-й кн. «Церковной истории» (Theod. Lect. Eccl. hist. II, 32 // PG 86a, 201A). Затем Тимофей Константинопольский при императоре Анастасии в 515 г. предписал читать его за каждой литургией, как говорит тот же Феодор. Позднее, в 545 г., император Юстиниан первым определил и то, в какое время на литургии он должен читаться во всех церквах Востока, а именно перед молитвой Господней «Отче наш».

8

Phot. Bibl. 15 // PG 103, 56В.

10

Время оглашения не все определяют одинаково. «Апостольские постановления» предписывают оглашаемому проходить оглашение в течение одного года (Const. Ap. VIII, 32 // PG 1, 1132B. Вероятно, авторы «Пидалиона» допустили ошибку: время оглашения по «Апостольским постановлениям» продолжается три года, а не один). 42-е правило Поместного собора, созванного в испанском городе Эльвире незадолго перед I Вселенским собором, – в течение двух лет. 144-я новелла Юстиниана назначает два года самарянам, приходящим к вере. 25-е правило Поместного собора в Агате, созванного в 506 г., назначило 8 месяцев для обращающихся иудеев. Правило VII Всел. 8 требует, чтобы мы принимали не тех евреев, которые веруют лицемерно, а лишь тех, кто верит истинно и порицает еврейские обычаи.

Некоторые же считают, что оглашение длилось лишь столько дней, сколько составляет Великая Четыредесятница. Такой вывод они делают из правила Лаодик. 45, послания Иеронима к Паммахию и 1-го огласительного поучения Кирилла Иерусалимского. Но из них, пожалуй, следует только то, что в Великую Четыредесятницу совершалась заключительная и самая существенная часть оглашения, потому что в те времена оглашаемые принимали крещение в ночь с Великой субботы на Пасху.

Впрочем, время оглашения иногда по вынужденным обстоятельствам сокращалось. Так, оглашаемые, если находятся при смерти, принимают крещение прежде срока, установленного для оглашения, по Неокесар. 12, Лаодик. 47, Карфаг. 52, Василия Велик. 5, Кирилла Александр. 5. Бургузы, или бургунды, народ в Галлии, ради проявленной ими горячей веры во Христа и необходимости выступить против своих врагов, гуннов, готовились к крещению всего семь дней, а на восьмой их крестил епископ одного галльского города (Сократ. Кн. 7, гл. 30) (PG 67, 805С).

Так или иначе, согласно настоящему правилу, лучше назначать время оглашения вполне достаточное для испытания оглашаемого.

11

Зонара говорит, что «душевный грех» – это всякий грех, происходящий от извращения трех сил души: словесной, раздражительной и вожделевательной (Zon. In can. Conc. I Nicaen. 2 // PG 137, 228D). A Вальсамон говорит, что это любой грех, потому что он вредит душе, где бы он ни имел начало: в плотском влечении или душевном. Другие же назвали душевным грехом грех, возникающий из душевных страстей, т. е. самомнения, непослушания и пр. (Bals. In can. Conс. I Nicaen. 2 // PG 137, 225C–228A).

Однако в собственном смысле душевный грех, о котором говорится в настоящем правиле, – это превозношение, высокомерие и гордость, ибо только эта страсть относится к духовной и невещественной природе души. Она есть то осуждение и та сеть, в которую пал диавол, по изречению апостола, упоминаемому в правиле, и по толкованию этого изречения божественным Амвросием. Так и священный Августин (О граде Божием. Кн. 3) говорит: «Диавол предан не пороку пьянства или чему-то подобному, а гордости и зависти».

Итак, если епископ падет в страсть гордости, показав это в своих речах и поступках, и будет обличен двумя или тремя свидетелями, то он должен быть запрещен в служении – вероятно, затем, чтобы смириться, умерить свое мудрование, а затем снова вернуться к служению священства. Если же он станет еще более превозноситься и не пожелает прекратить священнодействовать, то да будет и совершенно извергнут из своего сана.

A то, что откровенная гордость влечет за собой извержение из сана, ясно из примера новациан, которые потому были отлучены от Церкви, что из высокомерия и гордости называли себя чистыми и не принимали отрекшихся во время гонений и покаявшихся, а также не имели общения со второбрачными.

По мнению же некоторых, под «душевным грехом» настоящее правило понимает злославный и неблагочестивый образ мыслей. Но если бы это было так, то имеющего такой образ мыслей подобало бы не просто запретить в служении, но и совершенно извергнуть из сана и отлучить от Церкви.

Наконец, поскольку гордость есть грех смертный, а совершающие грех к смерти лишаются сана, по 32-му правилу Василия Велик. (которое и прочти), постольку и настоящее правило впавшего в такой грех наказывает запрещением в служении.

12

Не только Вселенские и Поместные соборы все вместе порицают и подвергают епитимии тех клириков или мирян, которые имеют чужих женщин в своих домах, услужения ли ради (как это было с пресвитером Григорием, к которому пишет Василий Великий), или под тем предлогом, что они якобы беззащитны и некому о них позаботиться, – но и каждый из божественных отцов по отдельности не преминул пригвоздить к позорному столбу таковое зло.

Григорий Богослов в своих стихах недоумевает, не зная, к кому причислить тех, кто имеет женщин-сожительниц: к женатым ли, к неженатым и девственникам или к среднему между женатыми и девственниками. Он говорит: «А сожительствующих, как их все называют, не знаю, к состоящим ли в браке или к холостым причислим или сохраним для них какую-то середину. Ибо я, пусть и говорят обо мне плохо, этого не похвалю» (Greg. Nazianz. Epigr. 15 // PG 38, 89A).

А соименник его, Григорий Нисский, в слове о девстве, порицая таковых, говорит: «Они не только чреву угождают всем тем, что доставляет удовольствие, но и с женщинами открыто сожительствуют, и притом еще называют такое сожительство братским союзом» (Greg. Nyss. De virgin. 23 // PG 46, 409B).

Божественный же Златоуст (Слово к живущим вместе с девственницами. Т. 6. С. 214) говорит так: «Некоторые без брака и соития берут невинных девушек, оставляют их в своих домах навсегда и живут с ними до глубокой старости не ради чадородия (поскольку они говорят, что не совокупляются с ними) и не ради блуда и распутства (потому что говорят, что сохраняют их девственными и чистыми). Если же спросишь у них, ради чего они поступают так, то в ответ они назовут много причин, однако среди них нет ни одной благословной и благочестивой. Ведь истинная причина этого их сожительства не что иное, как только пристрастие и наслаждение страстью более сильной и горячей, чем страсть тех, кто живет с законными женами. Законная жена, коль скоро соитие ее с мужем не возбраняется, и умеряет горячую страсть, и утоляет подчас похоть мужа, и унимает безмерное влечение. Кроме того, и родовые схватки, и рождение детей, и их вскармливание, и болезни, которые из-за всего этого сопутствуют законной жене постоянно, иссушают цвет ее красоты и, следовательно, делают для мужчины совершенно бессильным жало наслаждения. А с девственницей-сожительницей этого не происходит, потому что ни соитие с сожителем не может ослабить безудержную страсть его влечения, ни родовые схватки и вскармливание детей не иссушают ее тело. Такие женщины на многие годы сохраняют красоту, поскольку их не касаются те пагубные для красоты причины, о которых мы сказали. В сорок лет они выглядят прекрасными, как девочки и юные девы, которых вводят в брачные покои. Поэтому у живущих с ними похоть разжигается с двойной силой: во-первых, потому что они не умеряют своей страсти к ним через совокупление и соитие, во-вторых, потому что основание их страсти, которое заключается в миловидности лица и красоте женщин, на долгое время остается сильным и могущественным» (Ioan. Chrysost. Contr. eos qui subintroduct. habent virgin. 1 // PG 47, 495–496).

Таким образом, эти люди, по Василию Великому (Уставы подвижнические. Гл. 3), «одержимые страстями, не чувствуют этого, но как бы находятся в помешательстве и опьянении» (Basil. Magn. Const. monast. 3. 2 // PG 31, 1345A). A пo словам того же Златоуста (Слово о том, что подвижнику не должно предаваться шутливости), «они с каждым мигом получают рану, каждый миг уловляются зверем, каждый миг прелюбодействуют, ослабляя узы целомудрия. Разве ты камень бесчувственный, что не соблазняешься? – спрашивает святой. – Ты – человек, подверженный страстям человеческой природы. В конце концов, разве можно положить огонь себе за пазуху или ходить по раскаленным углям – и не обжигаться, если ты сухая трава?» (Ioan. Chrysost. Ascetam facetiis uti non debere // PG 48, 1057).

«Однако, – еще говорит Великий Василий (Подвижнические уставы. Гл. 3), – пусть даже мы согласимся, что он [имеющий сожительниц] не соблазняется и не уязвляется страстью вожделения, но если и не терпит вреда сам, тем не менее не может и остальных с легкостью убедить в том, что не подвержен страсти. Соблазнять же многих, не имея ни одной добродетели, небезопасно для того, кто это делает. Кроме того, нужно иметь в виду и другое: пусть даже мужчина не терпит вреда, глядя на женщину – однако он не может утверждать, что и женщина свободна от страстей плоти. Может статься, она немощна разумом, или более восприимчива к страсти – и приобрела любовное влечение к тому, кто неосторожно общался с ней. В таком случае он сам не был ранен – однако же ранил неоднократно, не зная о том. Словом, чтобы не случилось всего этого, каждый должен хранить себя и, если возможно, совсем не общаться с женщинами. Если же невозможно, то, по крайней мере, избегать частых и продолжительных встреч с женщинами, как вообще со всеми, так в особенности с монахинями» (Basil. Маgn. Const. monast. 3. 2 // PG 31, 1345A–1345C). И это касается всех: и клириков, и мирских, и особенно монахов, – потому что ту же самую брань, какую имеют монахи к монахиням, имеют и монахини к монахам. Потому и авва Исаак, наставляя одного из своих монахов, говорит сверх того, что от посвященных дев, т. е. монахинь, должно бежать как от огня (Isaac. Syr. Or. 9). Если же святые запрещают общаться с женщинами и монахинями, не тем ли более жить вместе с ними?

Все, что мы сказали об имеющих женщин-сожительниц, подходит и к тем, кто держат в домах безбородых юношей и живут вместе с ними. Поэтому великий Григорий в своих стихах советует не только невинному юноше, но и всякому, а особенно клирику или монаху, избегать сожительства с такими молодыми людьми: «Мужа всякого избегай, сожителя же – более всех» (Greg. Nazianz. Carm. moral. 2 // PG 37, 586A). А Василий Великий в подвижническом слове об отречении говорит: «Если ты молод телом или хотя стар телом, но молод умом, избегай как огня близких отношений с юными. Ибо многих враг, попалив огнем похоти к таким юношам, предал огню вечному, под предлогом духовной любви низринув их в пропасть содомлян» (Basil. Magn. De renuntiat. saec. 5 // PG 31, 637B). Ведь те, кто имеют таких юношей (как говорит тот же Василий в слове о девстве), «приходя в возбуждение при воображении того предмета, к которому по природе восприняли любовное устремление, т. е. при воображении женщины, в дальнейшем из-за своей естественной наклонности принуждаются совершать противоестественное беззаконие, отыскивая женщину в мужчине» (Idem. De virgin. 45 // PG 30, 757C). А поскольку у них нет возможности унять свою неуместную любовь через противоестественное соитие с мужчиной, они претерпевают то же, что и имеющие женщин-сожительниц. «Они, устремляя взоры, – говорит тот же Василий в вышеупомянутом слове об отречении, – на лица безбородых и получив семя похоти от врага и сеятеля зол диавола, пожинают снопы растления и погибели» (Basil. Маgn. De renuntiat. saec. 5 // PG 31, 637C). Любителям истории хорошо известны достойные многих слез несчастья, которые в разные времена произошли в мире от безбородых юношей: много погибло великих лавр и монастырей, и много душ людских попало в адовы силки.

13

Обрати внимание на настоящую новеллу и вышеприведенные правила.

14

 Basil. Маgn. De virgin. 45 // PG 30, 757В.

15

Потому и Феодорит в «Церковной истории» (кн. 1, гл. 9) говорит, что отцы этого I Собора в Никее, отправляя соборное послание александрийским епископам, пишут, что хиротонии епископов должен утверждать епископ Александрии: «...с согласия на то и утверждения епископа Кафолической Церкви Александрии» (Theod. Cyr. Hist. eccl. I, 8 // PG 82, 929С). Поэтому Синесий о некоем Антонии, которому предстояло стать епископом, в послании к Феофилу пишет, что самое главное, необходимое для его хиротонии, – это рука Феофила: «Он мог бы по моему желанию быть принят как соучастник в равночестный священный сан. Однако недостает еще одного, главнейшего, – твоей священной руки» (Synes. Ptolem. Ep. 76 // PG 66, 1441C). И Халкидонский собор, упоминая в 13-м деянии настоящее правило, говорит, что оно определяет: утверждать совершающееся в каждой области и рукополагать всех подчиненных ему епископов должен митрополит. Этот священный обычай Симеон Фессалоникийский объясняет так: Собор должен избрать трех, которые и приводятся к митрополиту или патриарху, а тот решает, кто из троих получит извещение о рукоположении, и либо сам лично рукополагает его с другими сослужащими архиереями, либо по его разрешению рукоположение совершают другие (Sym. Thessal. De sacr. ordin. 192–193 // PG 155, 404).

16

Причина, по которой Собором издано настоящее правило, следующая. У епископов Египта, Ливии и Пентаполя был обычай считать первым епископа Александрии и без его согласия не совершать никакого церковного дела, как говорит Епифаний в главе о 61-й ереси (О первенстве Александрийского епископа свт. Епифаний упоминает в слове против 68-й ереси: Epiph. Adv. haer. 68.1 // PG 42, 185A). Употребляя именно эту власть, сщмч. Петр, еп. Александрийский, изверг из сана Мелетия, еп. Ликополя в Фиваиде, как свидетельствует Афанасий Великий в своей второй апологии (Athanas. Alex. Apol. contra arian. 59 // PG 25b, 356B). Тот же святой обращает внимание еще и на то, что до Петра в Пентаполе (Верхней Ливии) некоторые епископы приняли учение Савеллия, и потому его ложные догматы возымели такую силу, что едва можно было услышать в церквях проповедь о Сыне Божием. Узнав об этом, Дионисий Александрийский отправил к ним своих представителей, чтобы они обратили тех к православному учению Церкви (Athanas. Alex. De sent. Dionys. 5 // PG 25b, 485C). Из этого вполне очевидно, что епископ Александрийский и прежде этого I Собора имел патриаршие привилегии и по древнему обычаю (который в особенности получил распространение благодаря правилу Апост. 34, гласящему, что епископам каждого народа подобает знать первого и т. д.) имел власть не только управлять церковными делами находившихся там митрополичьих областей и диоцезов, но и извергать епископов и митрополитов той страны. А поскольку упомянутый Мелетий, изверженный епископом Александрии, попытался силой присвоить себе то, что было в обычае, и дерзнул рукополагать других епископов в александрийском диоцезе, то настоящий Собор в Никее посредством этого правила возобновил древний обычай и вновь утвердил за Александрийским епископом власть над всеми епископами Египта и пр. Именно в таком смысле настоящее правило поняли епископы Египта и на Халкидонском соборе, как видно из 4-го его деяния (Досифей. Двенадцатикнижие); об этой власти ясно говорится и в IV Всел. 30.

17

Имя «патриарх» впервые начали употреблять во времена Феодосия Младшего: Феодосий впервые назвал патриархами Римского епископа и божественного Златоуста, как указывает на это Сократ (кн. 7, гл. 31), а раньше патриархами назывались исключительно епископы апостольских кафедр. Это наименование употреблялось и на Халкидонском соборе, и в особенности Юстиниан называл патриархов патриархами.

Это имя имеет два значения. Во-первых, оно означает епископов, которые общим Собором были назначены правителями и экзархами в каких-либо митрополичьих областях и диоцезах, как II Вселенский собор, по свидетельству Сократа (кн. 5, гл. 8), назначил патриархов, одним из которых был и Григорий Нисский, подчинявшийся епископу Кесарии (PG 67, 580A). Названы же они были патриархами не из-за превосходства своих кафедр, но по соборному решению, чтобы иметь им большую силу насаждать благочестие и искоренять злочестие, благодаря чему они и были равны остальным патриархам. Поэтому и Григорий Нисский в письме к Флавиану Антиохийскому говорил о пренебрегшем им епископе Кесарии: «Если о достоинстве судят по священному сану, то Собором нам обоим дана одна и та же привилегия, а лучше сказать, забота об общем исправлении, чтобы в этом иметь нам равенство» (Greg. Nyss. Ep. 1 // PG 46, 1008D).

Во-вторых, это имя означает в собственном смысле епископов, имеющих первую честь в Церкви по превосходству своих престолов и первое достоинство – не личное, как в предыдущем случае, но принадлежащее их престолам по преемству. Епископов этих было пять: Римский, Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский, – они и были названы по первым буквам главами (κάραι) вселенной. Ибо «κ» означает патриарха Константинопольского, «α» – Александрийского, «ρ» – Римского, «α» – Антиохийского, «ι» – Иерусалимского. После же того, как первый (т. е. римский епископ) отпал, первым стал патриарх Константинопольский, а позднее добавился и пятый – патриарх великой Московии. Однако и его сейчас нет. Пусть даже Петр Антиохийский в письме к архиепископу Аквилеи и сказал, что только его одного называли собственно патриархом (Petr. Antioch. Ep. 2. 2 // PG 120, 757CD) (на что обратил внимание и Вальсамон); однако мы смотрим не на то, что говорят о себе епископы, но на то, что говорит о них Кафолическая Церковь. Дионисий и Тимофей Элур также называли епископа Эфесского патриархом, но IV Собор признал это недействительным. И Феодор Историк назвал епископа Фессалоникийского патриархом, но он так именовал его или потому, что тот был экзархом (как употреблял это слово и II Вселенский собор), о чем мы упоминали, или, как говорят другие, потому, что у него было много епископских областей, число которых дошло до сорока (Досифей. Двенадцатикнижие).

18

Представители Римской Церкви толкуют данное правило неверно. Например, папа Феликс в диспуте с Акакием Константинопольским сказал, искажая правило, будто епископ Римский на каждом Соборе обладает правом первенства, что якобы и имеет в виду правило Никейского собора (т. е. настоящее). А прежде него Пасхазин, представитель папы Льва, также в искаженном виде приводил это правило на IV Соборе. Мы же, напротив, в самих словах правила находим то, что действительно имел в виду этот Собор. Итак, мы говорим, что поскольку Мелетий нарушил права епископа Александрийского – он, как мы уже сказали, дал повод Собору издать настоящее правило. Оно не определяет ничего нового, но лишь утверждает порядки, которые сохранялись по древнему обычаю. Эти порядки касались не только патриархов, но и митрополитов, и имели отношение не только к хиротониям, в совершении которых допустил уклонение Мелетий, но и ко всякому другому полномочию патриархов и митрополитов в подчиненных им Церквах. Положив это в основу, правило говорит: «Пусть имеют силу древние обычаи, принятые в Египте, Ливии и Пентаполе, чтобы Александрийский епископ имел власть над всеми ими, поскольку это в обычае и у Римского епископа». Здесь отметь, что местоимение «это» относится не к чему иному, как к «обычаю», – т. е., если сказать проще, «как и у Римского епископа удержан этот обычай». Какой же это обычай? Обладать властью над всеми подчиненными ему: подобно тому, как Римский епископ имеет одинаковый обычай с Александрийским, он имеет и одинаковую с ним власть. О том, что смысл правила таков, свидетельствует и арабский перевод этих же правил, а именно александрийское издание. Свидетельствует и Иосиф Египетский, древний толкователь правил данного Собора. Свидетельствует и латинский перевод Дионисия Малого. Свидетельствует книга Исидора Меркатора и, наконец, перевод Руфина, пресвитера Аквилейского. Итак, поскольку истина такова и диоцез Рима определен границами, как и диоцез Александрии, то напрасно римляне воображают, будто по этому правилу они имеют неограниченную власть во всем мире. Отметь и следующее: поскольку привилегии Рима не были нарушены, то данное правило и не возобновило их. В противном случае то же самое, что правило сказало о епископе Александрии, оно сказало бы и о епископе Рима (Досифей. Двенадцатикнижие).

19

Обрати внимание – преимущества и привилегии Рима, Александрии и Антиохии, о которых говорит здесь правило, не митрополичьи, как утверждали некоторые, но патриаршие. Поэтому и Вальсамон, и анонимный толкователь правил считают, что правила ведут речь о патриархах. Кроме того, и Иоанн Антиохийский в сборнике правил, и Иоанн Схоластик в «Номоканоне», помещая данное правило наряду с I Всел. 7, II Всел. 2 и III Всел. 8, делают надписание: «Об определенной правилами чести патриархов». Парафраз этого правила, выполненный Иосифом Египетским, говорит то же самое. Арабский перевод мельхитов (Мельхиты – так, в отличие от монофизитов, назывались принявшие определение Халкидонского Собора о двух природах во Христе православные христиане Сирии и Египта после завоевания этих провинций арабами. Слово образовано от «melek», т. е. «царь», что указывает на верность этих христиан императору, из-за чего мельхиты подвергались более тяжким гонениям от арабов, чем монофизиты.) называет в этом месте епископов Александрии и Рима патриархами (Досифей. Там же). Согласно Вальсамону (Греко-римское право. С. 449), привилегию носить саккосы, фелони-полиставрии и стихари с буквами и треугольниками имели одни патриархи, и никто другой (хотя, по словам Зонары, фелони-полиставрии были даны также епископам Кесарии, Каппадокии, Эфеса, Фессалоник и Коринфа; см. также примеч. к IV Всел. 9). В саккосе они служили лишь три раза в год: в воскресенье Пасхи, на Пятидесятницу и на Рождество Христово, как говорит Димитрий Хоматиан (Греко-римское право. С. 318). Императоры Лев и Константин дают такое определение слову «патриарх»: патриарх есть живой и одушевленный образ Христа, своими делами и словами выражающий истину. Цель патриарха – спасение вверенных ему душ, жизнь для Христа и распятие себя миру. Отличительной чертой патриарха должны быть учительность и равное, ничем не стесненное отношение ко всем, высоким и низким (Эклога законов. Тит. 3. Греко-римское право. Кн. 2. С. 84).

20

Обрати внимание, что, как говорит патриарх Филофей, Собор здесь сказал «выбору, согласному с правилом» и «если они по любопрению противоречат». Собор, говорит Филофей, не сказал просто «если выберут многие», но «по правилу»; и не сказал просто «если противоречат», но «противоречат по любопрению и упрямству». Следовательно, если некоторые противоречат не из любопрения и справедливо, то, конечно же, ими не должно пренебрегать, даже если их только двое; в особенности когда избрание неканонично.

21

Обрати внимание на то, что, согласно повествованию Иосифа об Иудейской войне (кн. 7, гл. 18), Иерусалим получил такое наименование потому, что Мелхиседек, основатель города, когда создал храм (ἱερόν), от него назвал город Иерусалимом (Ἱεροσόλυμα), а прежде он назывался Салим (Σόλυμα) (Jos. Flav. De bell. VI, 10 // TLG 0526/004, 438. 3–4). Другие же, как Прокопий (Цепь толковников на Восьмикнижие. Т. 1. С. 198), говорят, – и это, пожалуй, вернее – что из названий этого города «Иевус» и «Салим» составилось это сложное название «Иевусалим», а в искаженном произношении «Иерусалим». Но как бы то ни было, название «Иерусалим» – целиком еврейское, означающее «видение мира», согласно отцам. Впрочем, кое-кто говорит, что оно составлено из еврейского и греческого слов (как и слово «антиминс» состоит из греческого и латинского), но в таком случае оно уже не означает «видение мира».

Называемый прежде Иерусалимом, этот город, согласно Диону, позднее получил имя Элии Капитолины. Элия – от императора Адриана, носившего имя Элий. Иерусалим, ранее разрушенный, перепаханный быками и засеянный, по словам Евсевия (Euseb. Demonstr. Evang. VIII // PG 22, 636В), и едва узнаваемый по местности, согласно Григорию Богослову (Greg. Nazianz. Or. 6. 18 // PG 35, 745B), Адриан переименовал в Элию, как говорят Феодорит (Theod. Cyr. In Is. 6, 13 // PG 81, 272B) и Евсевий (Euseb. De Theophania 9 // PG 24, 649A). А Капитолиной он назван потому, что тот же самый Адриан, как указывает уже упомянутый Дион, на месте храма Божия выстроил храм Юпитера, почитаемого на Капитолии в Риме.

22

Кесария получила такое название потому, что Ирод, согласно Евсевию, выстроил ее в честь Кесаря Августа (раньше она называлась Стратоновой Башней) (Idem. Hist. eccl. II, 10 // PG 20, 160A); в ней находились и статуи Кесаря и Рима, как свидетельствует Иосиф в «Иудейских древностях» (кн. 15, гл. 13) (Jos. Flav. Antiq. XV, 9. 6 // TLG 0526/001, 15. 339. 4). Три Кесарии было в Асии: одна – митрополия Палестины, о которой мы сказали; вторая – Каппадокийская, которая называлась Мазой Кесаревой, согласно Созомену (кн. 5, гл. 4) (PG 67, 1224A), а также Мазакой; и третья – Филиппова.

23

 Употребленный прп. Никодимом глагол (ἀνανεόω) подчеркивает, что привилегии упомянутых кафедр были новыми, но предполагались прежним статусом этих кафедр (что не умаляет их по сравнению с Римом). – Ред.

24

 Jos. Flav. De bell. VII, 8. 7 // TLG 0526/004, 375. 1–2.

25

 Philo. Legatio ad Gaium // TLG 0018/031, 281. 3.

26

 Euseb. Hist. eccl. VI, 10 // PG 20, 541B.

27

Так они по надменности ума называли себя, о чем пишет Евсевий (кн. 6, гл. 43) (PG 20, 616В).

28

 Новат был пресвитером Карфагенской Церкви, а пресвитера Римской Церкви, основавшего раскол новациан, звали Новацианом.

29

 Epiph. Adv. haer. 59. 1 // PG 41, 1017В.

30

 Euseb. Hist. eccl. VI, 43 // PG 20, 616BC.

31

Руковозложение (χειροθεσία) здесь есть не рукоположение (χειροτονία), как можно подумать, но возложение руки священнослужителя на головы этих еретиков, после чего они должны быть приняты как кающиеся. Правило Карфаг. 50 также требует, чтобы так, через руковозложение (а не через рукоположение), принимались кающиеся. Об истинности моего слова свидетельствует и VII Вселенский собор. Когда при первом его заседании было прочитано это самое правило и возник вопрос, как следует понимать «по возложении рук», святейший Тарасий сказал, что под возложением рук здесь подразумевается благословение, а не рукоположение. Поэтому из настоящего правила духовники должны научиться возлагать руки на головы кающихся, когда читают над ними разрешительную молитву. О том, что таковое возложение рук необходимо в таинстве покаяния определенно говорит и правило Карфаг. 35. Послушай также, что говорят апостолы в своих «Постановлениях» (кн. 2, гл. 18): «Прими совершившего грех, когда он оплачет его... и по возложении рук позволь впредь пребывать среди паствы» (PG 1, 632А). И еще (там же, гл. 41 и 43): «Как неверного ты принимаешь по совершении над ним крещения, так и грешника по возложении рук как очищенного возврати на духовную пажить. И руковозложение заменяет для него крещение, потому что через возложение рук верующим подавался Дух Святой» (PG 1, 696В, 701A). Обычай такого руковозложения удержался в новой благодати от ветхозаветных времен, когда и первосвященник через руковозложение принимал жертвы всесожжения, спасения и жертвы за грехи (см. также 1, 3 и 4-ю гл. книги Левит). Еще обрати внимание, что настоящий Собор принял новациан по икономии, как замечает Василий Великий в своем 1-м правиле.

Смотри и толкование II Всел. 7, в котором приводится 39-е правило Эльвирского собора, предписывающее еретиков принимать через руковозложение.

32

Так и I Вселенский собор Мелетию, по исследовании его дела, присудил пребывать в Лике, обладая только именем епископа, и впредь не совершать рукоположения ни в городе, ни в селе (Созомен. Церковная история. Кн. 1, гл. 24 (PG 67, 927А); Сократ. Кн. 1, гл. 9 (PG 67, 80А)).

33

Созомен (кн. 4, гл. 15), повествуя о Феликсе и Ливерии, римских епископах, пишет следующее: «Бог так управил (т. е. так, что Феликс умер и остался один Ливерий. – Прп. H.), чтобы не подвергался бесчестию престол Петра из-за того, что им управляют два предстоятеля, поскольку это признак разлада и не соответствует церковному правилу» (Sozom. Hist. eccl. IV, 14 // PG 67, 1153). А Епифаний в главе о ереси 68 говорит, что Александрия никогда не имела двух епископов (Epiph. Adv. haer. 68. 7 // PG 42, 196A). Кроме того, Корнилий Римский, письменно обращаясь к Фабию Антиохийскому, порицает Новата за то, что тот стремился стать и действительно стал епископом Рима, тогда как сам он, Корнилий, был в нем законным епископом. «Разве, – говорит Корнилий, – он не знал, что в одной Церкви должен быть один епископ, а не два?» (Выдержки из упомянутого послания Корнилия Римского к Фабию Антиохийскому содержатся в «Церковной истории» Евсевия Кесарийского. Высказывание Корнилия, по-видимому, приводится на основании этого источника, хотя и неточно (Euseb. Hist. eccl. VI, 43 // PG 20, 621A)).

34

Поскольку непозволительно в селе или небольшом городе, где достаточно и одного только пресвитера, быть епископу, чтобы не подверглось уничижению имя епископа, согласно Сардик. 6, постольку в подобных небольших городах и селах существовали так называемые хорепископы. Хорепископ, по Антиох. 10, был поставляем епископом того города, которому подчинялся и он сам, и его селение. To же правило говорит, что таковой должен поставлять чтецов, иподиаконов и заклинателей, или катехизаторов; но он должен быть извержен, если дерзнет без изволения епископа города рукоположить пресвитера или диакона, даже если сам имеет епископское рукоположение. 8-е правило того же Собора позволяет безупречным хорепископам выдавать мирные, или отпустительные, грамоты тем, кто их требует. Правило Анкир. 13 устанавливает, что без грамоты своего епископа хорепископ не должен рукополагать пресвитеров и диаконов ни в собственном селении, ни в другом городе. А правило Неокесар. 14 гласит, что хорепископы, будучи образом семидесяти апостолов, священнодействуют как сослужители и пользуются честью за то попечение, которое оказывают нищим, распределяя между ними собираемые в церкви средства. Правило VII Всел. 14 называет древним обычаем то, чтобы хорепископы поставляли чтецов с позволения епископа. To же самое устанавливает и 89-е правило Василия Велик., т. е. его послание к хорепископам. Очевидно, что одни из таковых хорепископов были лишь пресвитерами, другие же имели и епископское рукоположение, как это следует из Антиох. 8, 10. Но между епископом и хорепископом есть различие. Так, хорепископ надзирает лишь за одним селением, а епископ – за многими. Первый состоит в подчинении у епископа, а второй – у митрополита. Первый на каждое рукоположение, которое он должен совершить, берет письменное разрешение от епископа, а второй всякое рукоположение совершает самостоятельно. Таким образом, нынешние так называемые хорепископы, поскольку они не исполняют названных действий хорепископа, носят одно только имя, без полномочий.

35

В «Собрании правил» Иоанна Антиохийского вместо «свои грехи» стоит «совершенные ими грехи», что более правильно.

36

Здесь обратим внимание на одно всеобщее положение: все иереи, рукоположенные против правил и недостойно, прежде чем будут извержены Собором, действительно иереи. Ведь, как говорит Златоуст, «не всех Бог рукополагает, но через всех действует, даже если они недостойны, – для спасения народа» (Беседа 2 на Второе послание к Тимофею. Т. 4. C. 337) (Ioan. Chrysost. Hom. in Ep. II ad Tim. 2. 3 // PG 62, 610). И еще: «Поскольку и через недостойных благодать действует не ради них самих, но ради имеющих получить пользу» (Беседа 11 на Первое послание к фессалоникийцам. Т. 4. C. 216) (Idem. Hom. in Ep. I ad Thessal. 11.2 // PG 62, 463). И снова: «Ныне же и через недостойных Бог по обыкновению действует, и благодать крещения нисколько не терпит вреда от образа жизни иерея» (Беседа 8 на Первое послание к коринфянам. Т. 3. C. 290) (Idem. Hom. in Ep. I ad Cor. 8. 1 // PG 61, 69). Кроме того, и в третьей беседе на Послание к колоссянам (т. 4, с. 107) он пространно доказывает это и среди прочего говорит: «Благодать Божия такова, что действует и в недостойном – не ради нас, но ради вас» (Idem. Hom. in Col. 3. 5 // PG 62, 323). И еще: «Ты презираешь не меня, а священство. Если увидишь меня лишенным его, тогда презирай, тогда и я не решусь приказывать. Но до тех пор, пока мы восседаем на этом престоле, до тех пор, пока имеем председательство, – мы имеем и достоинство, и силу, хотя сами недостойны» (Ibid. // PG 62, 324). А Симеон Фессалоникийский (ответ 13) говорит: «Ради хиротонии благодать действует в них, будь то архиереи или иереи, во спасение приходящих – и таинства, которые они совершают, суть поистине таинства. Но увы и горе, – прибавляет Симеон там же, – тем, кто либо до хиротонии согрешил, либо после хиротонии оказался недостоин священства. Если они желают покаяться и спастись, пусть совершенно удалятся от святейших действий священства, поскольку ничто другое не поможет им в покаянии, если сначала они не удалятся от священнодействий» (Sym. Thessal. Respons. 10–13 // PG 155, 860C–861A).

Смотри и свидетельство Златоуста об отказе от сана в образце канонического заявления об отказе, которое приведено в конце этой книги.

37

Заметь, что оставшиеся твердыми в вере во Христа во время гонений вообще назывались устоявшими и разделялись на исповедников и мучеников. Исповедниками назывались подвергшиеся различным истязаниям за исповедание Христа, но оставшиеся в живых, а мучениками – те, кто и умер в темнице или на месте мучений. Те же, которые, напротив, не удержались в вере во Христа, именовались павшими, или потерпевшими поражение, или преступившими, в отличие от устоявших, и разделялись на четыре вида. Первые назывались принесшими жертвы, поскольку они вознесли жертвы идолам или вкусили идоложертвенного. Вторые – покадившими, потому что покадили идолам. Третьи – подписавшимися, так как они представили письменное признание в том, что они не христиане, или купили у эпарха документ, свидетельствующий, что они принесли жертву. И четвертые – предатели, которые из страха перед гонителями выдавали священные христианские книги на сожжение (Адольф Лампе. Церковная история. Кн. 2, гл. 3).

38

Нечестивый Лициний был зятем Константина Великого, мужем его сестры Констанции, занимал второе место после Константина, но впоследствии, будучи охвачен завистью к своему шурину, т. е. Константину, воздвиг и против Бога свирепую вражду. Так, сперва он изгнал из своего дома всех христиан, а потом приказал, чтобы в каждом городе воины-христиане были лишены почестей воинского звания, если не захотят принести жертву идолам (Евсевий Памфил. Церковная история. Кн. 10, гл. 8 (PG 20, 896А–897А). О жизни Константина. Кн. 1, гл. 54 (PG 20, 968С.)). Но после того как он был убит, благочестивейший Константин издал противоположный закон о том, чтобы христианам, которые прежде были причислены к воинским отрядам, но из-за веры во Христа лишены Лицинием этой чести, было предоставлено (каждому в соответствии с его желанием) или вновь, как прежде, быть царским воином, или, если он не желает этой чести, пользоваться свободой (Евсевий Памфил. О жизни Константина. Кн. 2, гл. 33 (PG 20, 1009C); Созомен. Церковная история. Кн. 1, гл. 8 (PG 67, 877А)).

39

 В греческом издании ошибочно указано «два года».

40

О слушающих, припадающих и стоящих вместе смотри правило Василия Велик. 75.

41

Сегодняшняя церковная практика в большинстве случаев применяет к отрекшимся икономию в соответствии с чиноположением Мефодия Константинопольского. А именно, если кто-то в детском возрасте был взят в плен и от страха или по неведению отрекся от веры, такой, когда обратится к Церкви, семь дней слушает обычные умилостивительные молитвы, а на восьмой омывается, помазуется святым миром и причащается, пребывая после этого восемь дней в церкви и слушая ежедневно Божественную литургию и прочие службы. Если же кто был совершен возрастом и, подвергшись мучениям, отрекся, такой постится дважды по сорок дней, воздерживаясь от мяса, сыра и яиц, а три дня седмицы (второй, четвертый и шестой) (т. е. в понедельник, среду и пятницу) – воздерживаясь и от елея и вина (обрати внимание, что установленный для всех пост в среду и пятницу такому, по человеколюбию и снисхождению, дан в качестве особого правила). Он слушает семь дней те же самые молитвы и также омывается, как и тот, о котором было сказано выше, помазуется и причащается. Если же кто добровольно пошел и отрекся, должен поститься два года точно так же, как постился вышеупомянутый, и совершать коленопреклонения по силе своей, сто или двести. После этого слушает и он умилостивительные молитвы, омывается и принимает все остальное, как и те, о которых говорилось выше (Властарь. Синопсис правил Иоанна Постника; Арменопул. Краткое изложение правил. Разд. 5. Тит. 4). Смотри также в Евхологии это последование и эти молитвы подробнее.

42

 PG 67, 1460A.

43

PG 67, 1460B–1461A.

44

Таким образом и духовнику подобает плакать и скорбеть о грехах тех христиан, которые исповедуются ему, однако не во время самой исповеди, но после нее, когда он должен дать им совет. Эти его слезы показывают, что он любит грешников, как отец своих чад, и печалится о них, как Иаков скорбел об Иосифе, Моисей и Иеремия – об израильтянах и как Господь оплакивал Иерусалим. Кроме того, смотри в слове Григория Нисского о покаянии, как он там побуждает духовников скорбеть о грешниках (в PG это слово помещено среди трудов свт. Астерия АмасийскогоAster. Amas. Hom. 13 // PG 40, 352D–369C).

46

Поэтому божественный Златоуст во 2-м слове о священстве говорит: «Не подобает пастырю соответственно величине грехов накладывать и епитимии, но следует иметь в виду и произволение согрешающих, чтобы, желая зашить разорванное, не разорвать еще больше и, стремясь восставить падшего, не ввергнуть его в более тяжкое падение. Так, немощные по своему произволению, если будут подвергаться епитимиям мало-помалу, смогут освободиться от своих грехов и страстей, пусть и не вполне, но хотя бы отчасти. Если же пастырь сразу назначит таким полностью всю подобающую епитимию, то лишит их и того малого исправления, которое они могли бы обрести». И еще: «Итак, поэтому пастырь должен иметь великое благоразумие и множество очей, чтобы со всех сторон рассматривать расположение души. Ибо бывают как такие, которые не могут вытерпеть сурового наказания, становятся жестоковыйными и, отступая, впадают в отчаяние, так, напротив, и такие, которые, не получив наказания, равного их согрешениям, впадают в небрежение, становятся хуже и получают повод к тому, чтобы грешить еще больше» (Ioan. Chrysost. De sacerd. 2. 4 // PG 48, 635).

Поэтому и во времена патр. Луки епископ, назначивший епитимию одному воину на весьма краткое время, хотя тот совершил произвольное убийство, и давший ему письменное оправдание, был осужден Собором за оказанное чрезмерное снисхождение. Епископ привел в свидетельство Собору настоящее правило. Однако от Собора он услышал, что хотя архиереям и дано право увеличивать и сокращать канонические епитимии, но не дано права употреблять снисхождение без меры и рассмотрения. Поэтому воина-убийцу Собор подверг епитимии по правилам, а епископа наказал запрещением в архиерейском сане на определенное продолжительное время.

47

Обрати внимание, что в настоящем правиле соблюдаются те два принципа, о которых упоминает Василий Великий в своем 3-м правиле, т. е. обычай и образец, а также акривия и совершенство. Обычай и образец – это три года, определенные для слушания, и десять для припадания, а акривия и совершенство – это слезы, терпение скорбей, благотворение и вообще подлинное и истинное покаяние. И тем, кто возлюбил акривию, оказано снисхождение в том, что они могут не соблюдать время, определенное для припадания; а тем, кто не возлюбил ее, не оказано никакого снисхождения, но предписано соблюсти все эти годы.

Поэтому и божественный Златоуст (Беседа 14 на Второе послание к коринфянам) говорит: «Я спрашиваю не о продолжительности времени, a об исправлении души. Итак, покажи это: если согрешающие пришли в сокрушение, если они переменили свою жизнь, то все совершилось. А когда этого нет, то нет никакой пользы от продолжительной епитимии. Ведь когда мы говорим и про телесные раны, то спрашиваем не о том, была ли рана перевязана много раз, но о том, помогла ли эта перевязка. Итак, если и за короткое время она принесла пользу, то не нужно больше накладывать повязку; а если не принесла, то пусть будет наложена еще, даже и более чем на десять лет – и снята тогда, когда раненый получит пользу от перевязки» (Ioan. Chrysost. Hom. in Ep. II ad Cor. 14. 3 // PG 61, 502). И в той же самой беседе Златоуст опять говорит, что истинное покаяние отличается не продолжительностью времени, но скорее переменой умонастроения грешника. Поэтому (согласно словам того же самого святого в предисловии к толкованию Евангелия от Иоанна) возможно и за краткий миг времени, если кто-то покается и переменит свою жизнь, улучить человеколюбие и милость Божию (Idem. Hom. in loan. 1. 3 // PG 59, 28).

А Григорий Богослов в слове на Светы говорит, что тех, которые не каются и не смиряются, нам не следует принимать, а тех, которые каются не как подобает и не показывают покаяния, равного содеянному злу, нужно принимать и назначать им соответствующие их прегрешениям установления о покаянии. Наконец, тех, которые и в самом деле каются столь сильно, что иссыхают от слез, нам следует принимать в общение (Greg. Nazianz. Or. 39. 19 // PG 36, 358B).

Из всего сказанного легко вывести разрешение следующего недоумения: почему одни правила назначают епитимии прелюбодею, скотоложцу, мужеложцу, чародею и волхвователю и пр. на большее число лет, а другие – на меньшее? Именно потому, что о покаянии таковых судят не по числу его лет, но по расположению души, и так, в зависимости от большего или меньшего их покаяния, определяют и время епитимии – меньшее или большее. Так и Иоанн Постник, соответственно тому, какой пост, коленопреклонения и другие труды примет на себя совершающий покаяние, сокращает и время положенной ему епитимии.

48

В других кодексах написано так: «Совершенного, последнего и необходимейшего».

49

Дионисий Александрийский в послании к Фабию пишет: «Один верный старец по имени Серапион принес жертву идолам. Затем он тяжко заболел и три дня не мог говорить, а на четвертый день, получив малое облегчение, призвал своего внука и просил его о том, чтобы пришел иерей. Ребенок пошел к пресвитеру, а была ночь. Иерею тоже случилось заболеть так, что он был не в силах прийти. А поскольку я [Дионисий] повелел иереям соглашаться причащать находящихся в смертельной опасности – особенно если они убедительно просят об этом, – чтобы они умирали и отходили из настоящей жизни с благой надеждой, то иерей дал ребенку частицу Пресвятого Хлеба и велел размочить ее и вложить в уста старцу. И когда ребенок сделал так, старец, проглотив немного, тут же предал свой дух» (Евсевий Кесарийский. Церковная история. Кн. 6, гл. 44) (PG 20, 629В–633А).

Илия, митр. Критский, в письме к некоему монаху Дионисию говорит: «Если в ком-то едва теплится дыхание и он еще не скончался, но пребывает без чувств и не может ничего ни принять, ни съесть, или же каким-либо образом извергает то, что ему вложили в уста, иерею следует с осторожностью запечатлеть его уста и язык прикосновением и помазанием Святых Таин» (Греко-римское право. С. 337).

50

Дионисий Александрийский (как говорит схолия на настоящее правило) в послании к Конону, упоминая о павших во время гонения и перед смертью просящих причаститься, говорит: «То, что иерей разрешит их от их грехов, позволит им причаститься Божественных Таин и они отойдут в ту жизнь разрешенными от грехов и свободными, – есть собственно изображение богоприличного человеколюбия и благости. Ведь они верят, что благодаря этому прощению и причащению получат ослабление и облегчение будущего наказания. A то обстоятельство, что они, если останутся после этого в живых, должны быть связаны вновь, и что те, которые были однажды прощены, стали общниками Божественной благодати и были отпущены ко Господу разрешенными и свободными, вновь должны становиться повинными в грехах, даже если не совершили ничего неуместного, после того как причастились, – это кажется мне непоследовательным и совершенно не оправданным». Если, повторяю, священный Дионисий так и высказался, все же мнение этого Вселенского собора должно предпочесть мнению одного отдельного отца. Потому и мудрейший Фотий совершенно верно заметил: то, что утверждено постановлениями вселенскими и общими, подобает хранить всем. A то, что изложил в частном порядке кто-либо из отцов или определил Поместный собор (т. е., если он при этом не был утвержден Вселенским), для соблюдающих представляет собой благочестивое мнение – но и для тех, кто с этим не согласится, не представляет опасности.

Допустим, согласно божественному Дионисию, что тех, кто по неотложной необходимости сподобился причастия, не следует связывать вновь ради полученного прощения. Но, во-первых, это прощение и причащение было не законным и каноническим, но вынужденным. А во-вторых, никто не может убедить остальных не соблазняться, если они видят, как причащаются Божественных Таин те, кто недостойны и не сотворили никакого плода покаяния.

Приняв во внимание вышеизложенное, Собор постановил, чтобы таковые вновь возвращались к прежнему образу покаяния. Да и сам божественный Дионисий, как бы исправляя себя самого, добавляет: «Впрочем, если окажется, что кто-либо из таковых христоотступников, обретя прежнее здравие, нуждается в большем обращении и покаянии, то мы советуем: пусть он сам смиряется и изнуряет себя – или ради собственной пользы, или ради того, чтобы не быть осужденным другими людьми и не соблазнить их. И если он послушается, получит пользу; если же не послушается, само непослушание послужит для него обвинением к тому, чтобы он вторично был отлучен от Таин и от верных».

Возможно, это мнение принадлежит не Дионисию Александрийскому, а Дионисию Коринфскому. Предполагаю так, поскольку слог этого послания подобен слогу Дионисия Коринфского в его толковании на книгу Иова.

51

У Иоанна Антиохийского в собрании правил: «Относительно павших оглашенных».

52

 PG 1, 1081A.

53

 PG 1, 1081B–1084B.

54

Об оглашенных говорит священнотаинник Дионисий в «Церковной иерархии», гл. 3: «Оглашенным отведено последнее место, поскольку они непричастны никакому иерархическому совершенству и не посвящены в него» (Dion. Areop. De eccl. hierarch. III, 3. 6 // PG 3, 432D).

55

 Greg. Nazianz. Or. 40. 16 // PG 36, 380В.

56

В «Собрании правил» Иоанна Антиохийского есть слова «или диакона», поскольку выше это правило говорит и о диаконе.

57

Канониками и причисленными к клиру (τῷ κανόνι) называются в особенности клирики, потому что их жизнь, ум и слово устраиваются и направляются по священным канонам, а именно: апостольским, соборным и отеческим (см. 1-е примеч. к Апост. 2). Кроме того, как это видно из многих правил, канониками называются и монахи, и монахини, в отличие от мирян, которые в большинстве своем ведут свою жизнь как придется, т. е. невзирая на правила (ἀκανονίστως) и нерадиво.

58

 См. Пс. 14:1.

59

Об этом сотенном росте упоминает и божественный Златоуст (Беседа 56 на Евангелие от Матфея): «Один (человек, имеющий долг. – Прп. Н.) едва отдает сотенный рост, Другой же (Бог. – Прп. Н.) воздает во сто крат и жизнь вечную (Ioan. Chrysost. Hom. in Matth. 56. 5 // PG 58, 556).

60

Поэтому и Симеон Фессалоникийский говорит: «Диаконы не должны приносить частицы, но все диаконы делают это через пресвитеров». И еще: «Ибо дара совершать приношение Богу они [диаконы] не имеют, ведь они суть диаконы и обладают только служебным достоинством. В самом деле, если им нельзя облечься в священную одежду без благословения архиерея или иерея и нельзя начать никакого священнодействия без пресвитера, то как они сами станут совершать проскомидию?» (Sym. Thessal. De sacra liturg. 96 // PG 155, 289BC). И божественный Епифаний в главе о 79-й ереси говорит то же самое: «Ведь диаконам в церковном чине вверено не совершение какого-либо таинства, но лишь служение при совершаемом» (Epiph. Adv. haer. 79. 4 // PG 42, 745A). И в «Апостольских постановлениях» (кн. 8, гл. 46) сказано: «Диакону не позволено приносить жертву, или крестить, или совершать благословение, малое или великое» (PG 1, 1153A).

61

Поэтому должно считать недействительным письменное постановление императора Алексея Комнина, которое определяет, что хартофилакс Великой церкви, будучи диаконом, в собраниях (за исключением Собора) садится выше не только иереев, но и самих архиереев. Это постановление обосновывает отмену данных соборных правил не чем иным, как удержавшимся долговременным обычаем. Однако это не является достаточным основанием: скорее напротив, должны побеждать правила, а не обычай, противный правилам. Хотя обычай имеет силу неписаного закона, а в гражданских делах давний обычай даже получает силу закона, однако не во всем подряд, но там, где нет писаного закона и где это не противоречит писаному закону или правилу. Так считает и сам Вальсамон, хотя он и одобряет (поскольку сам был хартофилаксом) неуместное решение императора. И в соответствии с 4-м постановлением 3-го тит. 1-й кн. «Дигест», которое есть 41-я гл. 1-го тит. 2-й кн. «Василик», 6-я новелла Льва Мудрого также определяет, что не должен иметь силы неписаный обычай, запрещаемый правилами.

Прочти еще примеч. к Апост. 39 и Сардик. 1.

Насколько же взволновало архиереев того времени своей неуместностью такое императорское повеление, узнает тот, кто прочтет его в толковании Вальсамона на данное правило.

62

Павел происходил из Самосаты Месопотамской, находящейся близ реки Евфрат, и поэтому именовался Самосатским (а не потому, что был епископом Самосаты, как утверждал Вальсамон и др.). Он был сыном манихейки по имени Каллиника, как говорят Кедрин, Властарь и Вальсамон. После смерти Димитриана Антиохийского в 260 г. по Рождестве Христовом он стал антиохийским епископом, как говорит Евсевий (Церковная история. Кн. 7, гл. 27) (PG 20, 705В). Павел не только зломудрствовал о таинстве богословия, например, когда говорил, что Бог один, но один не потому, что Отец – источник Божества, а потому, что сам Павел уничтожал Ипостаси Сына и Святого Духа, подобно Савеллию, и славил Бога как одно Лицо с Его Логосом, как и человек един со своим словом. В этом Павел нисколько не отличался от иудеев (по божественному Епифанию гл. о ереси 65) (Epiph. Adv. haer. 65. 2 // PG 42, 13C), но более того, он также кощунствовал о домостроительстве воплощения, как свидетельствует Феодорит (диалог 2) (Theod. Cyr. Eranist. 2 // PG 83, 113D–116A). Артемон и Феодосий, Савеллий и Маркелл, Фотин и Павел Самосатский проповедовали, что Христос только человек, и отрицали Его предвечное Божество.

B 272 г. собравшийся в Антиохии Поместный собор низложил Павла и анафематствовал. Соборное послание этого Собора находится у Евсевия в той же книге. Оно говорит, что Павел утверждал, будто Сын Божий не сошел с небес, но начал Свое бытие на земле от Марии (Euseb. Hist. eccl. VII, 30 // PG 20, 709A–717A). Обрати также внимание на то, что Кедрин, Властарь и Вальсамон говорят, что манихеи через несколько лет после Павла были переименованы по его имени в павликиан.

Смотри и предисловие к правилам Дионисия Александрийского, a также и с. 155 «Догматического всеоружия», где написано, что павликиане происходят от манихеев, вместо павлоиоан называясь на более варварский лад – павликианами (Euth. Zigab. Panopl. dogm. 24 // PG 130, 1189D).

63

«Иное – обвинение (ἔγκλημα), и иное – упрек (μέμψις), – говорит божественный Златоуст во 2-м слове на Иова. Обвинение касается тяжелейших грехов, а упрек – легчайших прегрешений. Тот, кто не повинен ни в том ни в другом, называется свободным от обвинений (ἀνέγκλητος). Поэтому тот, которого никто не может обвинить в прелюбодеянии или убийстве, свободен от обвинений. А такой, которого порицают как дерзкого, или клеветника, или обидчика, или пьяницу, хотя и свободен от обвинений, однако заслуживает упрека. Из этого следует, что Иов безупречен (ἄμεπτος), поскольку удалялся и от самых малых согрешений. Вот почему и Аврааму Бог говорит: Благоугождай предо Мною и будь безупречен (Быт. 17:1). И апостол, желая поставить пастырей вселенной, говорит Титу (поскольку в то время редко встречалась красота добродетели): Поставь епископов, как я тебе приказывал: если кто свободен от обвинений (см. Тит. 1:5–6) (ἀνέγκλητος) (Поскольку при толковании терминов, употребляющихся в этом правиле, прп. Никодим основывается непосредственно на значении греческих слов, здесь и ниже в этом примечании цитаты из Священного Писания приведены в дословном переводе.). Понятие «безупречный» не имело тогда места... великое дело – безупречность, a свобода от обвинений находится посредине: и малое добро велико в злых... Апостол сказал так не потому, что установил это как закон, но потому, что снизошел к заблуждению. Ибо он знал, что когда процветет благочестие, природа сама по себе начнет предпочитать благо и будет избрано лучшее» (Ioan. Chrysost. In Job 2. 2 // PG 56, 569).

Обрати внимание, что и это правило, согласно с рассуждениями Златоуста, требует от желающих принять священство, чтобы они были не только свободны от обвинений, но и безупречны, ибо со времен Павла благочестие процвело. Однако еще и во время Павла понятие «безупречный» все же имело место, поскольку сам Павел как в Послании к Титу, так и в Послании к Тимофею пишет: Епископ должен быть непорочен (ἀνεπίληπτον) (1Тим. 3:2). А непорочность эта почти совершенно не отличается от безупречности, как и сам Златоуст говорит в толковании: «Сказав непорочен он назвал всякую добродетель... следовательно, когда кого-то уязвляет совесть за то, что сотворил какие-либо грехи, нехорошо, если он желает епископства и священства, недостойным которого он сам себя сделал своими поступками» (Ioan. Chrysost. Hom. in Ep. I ad Tim. 10. 1 // PG 62, 547).

Именно непорочности требует от иереев как настоящее правило, так и 9-е правило этого же Собора. А если требует от простых иереев, то насколько более от архиереев?

64

Обрати внимание: ясно, что диакониссу рукополагали в более зрелом возрасте, чем пресвитера и диакона (по VI Всел. 14), и что она исполняет определенное служение (IV Всел. 15), однако из «Апостольских постановлений» явствует, что она не совершала, как диакон, служение Божественных Таин в алтаре, но несла служение вне алтаря. Ибо «Постановления» говорят (кн. 3, гл. 9): «Если мы не позволяем женщинам учить в церкви (потому что учить жене не позволяю, – ясно говорит ап. Павел (1Тим. 2:12)), то как позволить им священнодействовать? Поставлять священниц при богинях есть заблуждение эллинского безбожия, а не Христово законоположение» (PG l, 781B–785A).

Итак, диаконисса рукополагалась (Там же. Гл. 15 и 16), во-первых, для просвещаемых, т. е. крещаемых, женщин: после того, как епископ святым елеем помазывал крещаемым главу, а диакон только чело, подходила диаконисса и помазывала все тело, ибо неприлично мужчинам видеть нагое женское тело. Во-вторых, для прочих служений женщинам (PG 1, 796A–797B): поскольку в те дома, где жены жили вместе с неверующими мужьями, из-за дурных подозрений неприлично было посылать диакона-мужчину, то посылалась женщина-диаконисса, согласно кн. 3, гл. 15. Диаконисса охраняла двери церкви, чтобы не вошла какая-либо оглашенная или неверующая женщина (кн. 2, гл. 57) (PG 1, 732A). Она испытывала тех женщин, которые с представительными грамотами приходили из одного города в другой: являются ли они православными христианками или осквернены какой-либо ересью, замужние они или вдовицы, – и после испытания, сообразно с обстоятельствами и положением каждой, назначала им место для стояния в церкви. Еще от диакониссы требовалось служить тем вдовицам, которые были занесены в церковный список. Она приносила им милостыню, поданную христианами, а также занималась и другими служениями (кн. 3, гл. 14 и 19) (PG 1, 792А, 801А).

Но прежде всего хиротонию она получала затем, чтобы, согласно кн. 8, гл. 20 и 28, охранять святые врата и ради целомудрия и благоприличия служить пресвитерам при крещении женщин. Там написано: «Диаконисса не благословляет и не совершает ничего из того, что совершают пресвитеры и диаконы» (PG 1, 1117A, 1125A).

Епифаний также говорит о диакониссах (гл. о ереси 79): «Только церковный чин диаконисс имел нужду в женщинах, и их называли вдовицами, а старейших из них – старицами, но ни в коей мере им не было предписано становиться пресвитершами или священницами. Ведь и диакону в церковном чине не доверено совершать какое-либо таинство: ему можно только служить при таинствах, которые совершают иереи» (Epiph. Adv. haer. 79. 4 // PG 42, 745A). И еще: «Чин диаконисс в Церкви существует не ради того, чтобы они священнодействовали и брали на себя отпущение грехов, но ради охранения чести женского пола, например, во время крещения, или при посещении в страдании и болезни, или в тех случаях, когда по необходимости женское тело обнажается – чтобы только диаконисса видела его, а не священнодействующие мужи» (Ibid. 79. 3 // PG 42, 744D).

Правда, и Вальсамон отвечает на 35-й вопрос Марка Александрийского, что диакониссы имели степень служения в алтаре, но месячные очищения сделали их степень и служение чуждыми алтарю. Однако же сам он, в свою очередь, в том же ответе говорит, что в Константинополе диакониссы назначались не для какого-либо участия в делах служения в алтаре, но для того, чтобы исполнять многочисленные церковные служения и согласно с церковными порядками наставлять женщин.

Климент Александрийский говорит в «Строматах» (кн. 3), что апостолы брали с собой на проповедь жен как сестер и сослужительниц ради тех женщин, которые не выходили из дома. И через этих помощниц учение Господне входило в женские покои, т. е. на женскую половину дома (Clem. AlexStrom. III, 6. 53 // PG 8, 1157A).

В некоторых книгах находятся сведения о том, как происходила хиротесия диакониссы: она преклоняла голову, и архиерей, возлагая на нее руку, трижды осенял ее крестным знамением и прочитывал над ней молитвы.

O диакониссах пишет ап. Павел в Первом послании к Тимофею: Равно и жены их должны быть честны, не клеветницы, трезвы, верны во всем (1Тим. 3:11).

Заметь, что, хотя диакониссы отличались и от вдовиц, и от стариц, несмотря на все это диакониссы избирались и из чина вдовиц, причисленных к Церкви. Прочти также примеч. 2 к VI Всел. 40 и примеч. к Лаодик. 11. Если же любознательному угодно будет узнать, каким образом рукополагались таковые диакониссы, пусть отыщет более подробные сведения об этом у Властаря. Он говорит: в древних книгах написано, что их рукополагали в возрасте сорока лет и они имели полное монашеское одеяние (т. е. великую схиму). Их покрывали омофором так, что концы его свешивались вперед. Когда же архиерей произносил над ними: «Божественная благодать...», они преклоняли не колено, как диаконы, а только главу. Потом архиерей, сняв омофор, возлагал им на шею диаконский орарь так, чтобы оба его конца находились впереди. Впрочем, им не дозволялось служить при совершении таинств или держать рипиду, как диаконам, но можно было лишь причащаться после диаконов. После того как архиерей заканчивал причащать всех остальных, они брали чашу из его рук и ставили на святую трапезу, но никого не причащали. Властарь добавляет от себя, что позднее отцы возбранили им даже входить в алтарь и совершать подобные служения из-за месячных очищений, как сказал выше и Вальсамон.

65

 Подразумевается пение гимна «Свете Тихий».

66

Василий Великий (это слова Властаря) превосходнее всех сложил умилостивительные молитвы, которые возглашаются в день Пятидесятницы в воспоминание сошествия Святого Духа, и увещевал народ выслушивать их в рабском положении тела, коленопреклоненно, чтобы этим положением тела они исповедовали естественную власть Святого Духа; а еще чтобы они и этим свидетельствовали, что единосущен Сыну Дух Святой, пред Которым преклоняется всякое колено, по апостолу (Рим. 14:11). Но составив эти молитвы, он рассудил, что не нужно их читать в третий час дня, в который сошел на апостолов Дух Святой. И это потому, что не подобало ему, истолкователю и таиннику сокровенных таинств Святого Духа, упразднить старшинство и преимущество дня Господня, связанные с великими Таинствами и предметами, – те самые старшинство и преимущество, которые прежде он сам утвердил (я говорю о его постановлении не преклонять колена в день Господень). Поэтому, чтобы не происходило этих неуместных вещей, Василий Великий определил, чтобы эти молитвы читались с коленопреклонениями в вечер Пятидесятницы, в который завершается день Господень и Пятидесятница и полагается начало понедельнику, поскольку каждый следующий день начинается после седьмого часа дня предшествующего – и по принятому у астрономов, и по государственным законам.

Поэтому те, кто читают упомянутые молитвы утром, поступают дурно, грешно и вопреки правилам. Но и те, которые в самый день Пятидесятницы, светоносный и носящий имя Господнего, остаются без пищи и постятся до вечернего слушания этих молитв, на самом деле суеверны и поступают нехорошо. Ведь, согласно божественному Златоусту, нет никакого препятствия человеку, после того как он насладился трапезой телесной, прийти и на духовную трапезу слова и молитв (Беседа 10 о статуях и слово 2 после календ) (Ioan. Chrysost. Ad popul. Antioch. 10. 1 // PG 49, 111; De Lazaro 1. 9 // PG 48, 974). Тому же он учит и в толковании 10-го стиха 8-й гл. Второзакония, в котором говорится: И будешь есть, и насытишься, и благословишь Господа Бога твоего (Цепь толковников. Т. 1. С. 1463).

He вызовет ли недоумения то, что ап. Павел коленопреклоненно молился в дни Пятидесятницы? А именно, в 20-й гл. Деяний написано, что Павел миновал Эфес, иначе говоря, по пути пожелал увидеть эфесян, поскольку спешил оказаться в Иерусалиме в день Пятидесятницы (Деян. 20:16), а после этого прибавляется: Сказав это, он [Павел] преклонил колени свои и со всеми ими помолился (Деян. 20:36). И вновь в следующей 21-й гл. пишет тот же Лука: придя в Тир, на берегу, преклонив колени, помолились (Деян. 21:5). Однако разрешить этот вопрос легко: устройство Церкви тогда еще не было упорядочено и находилось как бы во младенчестве, потому что тогда только закладывались самые основания и в Церкви еще не утвердились ни совершенство, ни полная акривия.

Обрати внимание на то, что настоящее правило не говорит о тех коленопреклонениях, которые мы обычно называем великими поклонами и которые в собственном смысле называются припаданиями (такие поклоны, когда они совершаются, например, ради целования святых икон, а главным образом – ради Страшных Таин, не запрещаются в воскресенье и в течение всей Пятидесятницы ни 10-м правилом Никифора, ни священными песнопениями, в которых иногда говорится: «Тебе припадаем, воскресшему из гроба», иногда: «Приидите, поклонимся и припадем Христу воскресшему» и т. п.). Я сказал, что Никифор не запрещает коленопреклонения, совершаемые ради целования святынь, поскольку обычные коленопреклонения запрещает и он в том же самом правиле, говоря дословно так: «Ради целования должно преклонять колена и в воскресенье, однако обычных коленопреклонений совершать не должно», как написано во многих рукописных кодексах. Запрещает их и божественный Исаия: в послании к Феодоре он говорит, что если она совершает коленопреклонения в воскресенье и Пятидесятницу, то подлежит тягчайшему наказанию. И свв. Каллист и Игнатий Ксанфопулы также запрещают их, по некоторым, как они говорят, таинственным и неизреченным причинам (Callist. et Ign. Xanthopul. Op. ascet. 39 // PG 147, 712). Уставы возбраняют эти великие поклоны в воскресенье, в субботы и во время всей Пятидесятницы. А причина этому – то, что упомянутые припадания содержатся и в запрещенном правилами коленопреклонении.

Итак, правило говорит не об обычных великих коленопреклонениях, а о таких, во время которых мы молимся, преклонив колена и распростершись ниц, т. е. о коленопреклонениях такого рода, которые мы совершаем вечером святой Пятидесятницы. Отсюда вытекает следующее: молиться коленопреклонно – обычай не латинский или языческий, но евангельский и церковный. Евангельский, потому что и Господь таким образом молился, ибо преклонив колена, – говорит Писание, – молился (Лк. 22:41). Апостольский, потому что и Павел так совершил молитву, о чем мы сказали выше. И еще: Для сего преклоняю колени мои пред Отцем Господа нашего Иисуса Христа (Еф. 3:14). А в особенности так молился Иаков, брат Божий, у которого, как пишет Метафраст и др., колена из-за частых коленопреклонений распухли, как у верблюда (Sym. Metaph. Vita s. Jacobi, fratris Domini l. 2 // PG 115, 201A). И вместе апостолы в своих постановлениях (кн. 8, гл. 9 и 15) говорят, что верные, преклоняя колена, молились Богу во время литургии (PG 1, 1085В, 1112C–1113A). Этот обычай также и церковный, потому что VI Вселенский собор в 90-м правиле говорит, что вечером в воскресенье мы приносим молитвы Богу, преклоняя колена.

Поэтому и Великий Василий (в слове, начало которого – «Человек по образу...») пишет, что время молитвы было разделено на семь промежутков для того, чтобы давалось и некоторое отдохновение в напряженном совершении коленопреклонений во время молитвы (Basil. Magn. Sermo asceticus 2. 4 // PG 31, 877AC), – как и многие из преподобных пустынников были найдены предавшими свой дух стоя на коленях. Евсевий также пишет, что во времена Марка Аврелия воины-христиане совершали молитвы, преклоняя колена на землю, по свойственному христианам молитвенному обычаю (Церковная история. Кн. 5, гл. 5) (PG 20, 441A). Однако не всегда следует молиться коленопреклоненно, но должно творить молитву и стоя, согласно как настоящему правилу, так и Евангелию, которое говорит: Когда стоите на молитве (Мк .11:25).

Нам стоит добавить к настоящему примечанию еще и следующее: поскольку суббота – день, в который Бог упокоился от дел творения, день смерти и положения во гроб, потому что в этот день и Господь был погребен и положен во гроб, то в субботу совершается и поминовение лежащих во гробе. Поскольку же это день упокоения, то начиная с субботы прекращаются коленопреклонения, потому что они суть некоторый труд, как показывают уставы, постановляющие в Четыредесятницу с вечера каждой пятницы оставлять коленопреклонения, о чем также свидетельствуют божественные Каллист и Игнатий Ксанфопулы в «Добротолюбии». Но поскольку это день, имеющий отношение к смерти и погребению, а не к воскресению, постольку и это правило I Всел. 20, и правило VI Всел. 90 не возбранили совершать коленопреклонения в субботу, ибо они изображают падение на землю и впадение в смерть, по упомянутому 91-му правилу Василия. 2-е правило Николая также говорит, что преклонять в субботу колена не возбраняется правилами. Следовательно, совершающие коленопреклонения в субботу не согрешают.

Итак, соборные правила не противоречат уставам, ибо они вынесли различные определения о субботних коленопреклонениях: правила так, уставы иначе – из-за того что имели в виду разные значения этого дня. А почему коленопреклонения уже прекращены в Восточной Церкви, смотри в примеч. к VI Всел. 90.

Прочти также следующее примечание.

67

 Just. Martyr. Respons. ad orthodox. 115 // PG 6, 1364B–1365A.

68

 Epiph. De fide 22 // PG 42, 828A.

69

Примечание к концу согласования 20-го правила I Вселенского собора, опущенное во втором издании.

To, что в среду и пятницу Пятидесятницы полагается пост на рыбу и существует разрешение только на елей и вино, явствует из соборного Устава и Цветной Триоди, преподающих соборное общее учение православных относительно таковых обычаев. Поскольку эти источники дают указание о разрешении на рыбу в среду Преполовения Пятидесятницы и отдания праздника Воскресения, то совершенно очевидно, что об употреблении рыбы определенно сказано не для того, чтобы возбранить употребление мяса в эти дни (ибо никогда Церковь не дозволяла подобного мясоядения, поскольку и законные постановления, содержащиеся в Уставе, и Иоанн Китрский в своих вопросоответах не допускают мясоядения в эти дни), но для того, чтобы из этого предписания мы поняли, что в другие среды и пятницы не бывает разрешения на рыбу, но бывает только в эти, ради праздничного времени. Если же патриарх Николай и законные постановления говорят об этом иначе, то в подобных вопросах соборное законоположение Церкви составляют не их рассуждения, а уставы святых.

Смотри также указания в конце Типикона, где написано, что лавры и особножительствующие в Пятидесятницу и Святки должны разрешать только на вино и елей.

Источник: Пидалион: Правила Православной Церкви с толкованиями: в 4 т.: пер. с греч. – Т. 2: Правила Вселенских соборов. – Екатеринбург: Изд-во Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря, 2019. – 424 с.


Просмотров: 63


pdf Скачать страницу в виде PDF
Внимание! В PDF сохраняется только содержимое страницы! без оформления сайта!
После скачивания файла, вы сможете его распечатать.




Если вы нашли ошибку или опечатку в тексте страницы, пожалуйста, отправьте нам сообщение по ссылке ниже.

Отправить


Вопрос-ответ

последние вопросы

Анна 2019-09-06 18:19:00

можно ли онлайн получить свидетельство крестной матери

Ответ:

Бог в Помощь! получить свидетельство крестной матери, можно только очно. Помоги Бог!

Календарь:

Икона дня:
Пост:

Святые дня:

Евангельские чтения дня:



о Боге и Церкви:

  • 19.06.2020

    О СВЯТОМ ВСЕЛЕНСКОМ ПЕРВОМ СОБОРЕ / Пидалион / Каждый Вселенский собор, имеющий эти о...

    145
  • 19.12.2019

    ПРИНЦИП «СОГЛАСИЯ ОТЦОВ» И СОВРЕМЕННЫЕ НАПАДКИ НА НЕГО / Священник Георгий Максимов /...

    1056
  • 05.05.2021

    Устарели ли каноны Церкви? / Иерей Георгий Максимов / Из ответов на вопросы после ле...

    340
  • 04.05.2021

    ПАСХАЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ МИТРОПОЛИТА САМАРСКОГО И НОВОКУЙБЫШЕВСКОГО СЕРГИЯ

    63
  • 01.05.2021

    Пасхальное послание Святейшего Патриарха Кирилла архипастырям, пастырям, диаконам, мо...

    7
  • 29.04.2021

    Особенности распространения харизматов в России в наши дни. К сведению апологетов и м...

    357
  • 23.04.2021

    Боевые искусства: как в поисках секции не попасть в секту - 29.05.2013 / Юрий Рагозин...

    366
  • 20.04.2021

    Александр Дворкин о крестовых походах - 17.04.21 / Тема Крестовых походов всегда прив...

    338
  • 18.04.2021

    15.04.21 - А. Л. Дворкин в программе "Правила жизни"

    343

о Боге и Его Церкви...